сборник рассказов

большое путешествие

рассказы

Утро на оке

                   Нигде, кроме как на малой реке, турист не почувствует весь шарм и очарование отдыха на теплоходе…

«Утро на Оке. Робкие солнечные лучи нежно касаются еще сонную природу. В воздухе начинают раздаваться первые птичьи трели, сначала редкие, но с каждой минутой их все больше, и они все громче.

Прямо у воды в каких-то сантиметрах на тонком прутике ивы спит малыш зимородок. В какой-то момент он вздрагивает, поправляя перышки, ветка под ним дергается и прогибается, окунаясь в воду и утапливая лапки птицы. Пернатый окончательно просыпается и, резко сорвавшись с места, словно пуля над водой, летит на другой берег реки. Вода передразнивает его, рисуя след его полета на своей поверхности тоненькой волной, бегущей точно поперек реки.

Зимородок благополучно приземлился на лист камыша и удивленно чирикает, с интересом наблюдая за огромным белым лебедем, скользящим по глади реки. Этот «лебедь» - небольшой пассажирский теплоход, постепенно подкрадывающийся к очередному повороту русла.

Восходящее солнце играет бликами в окнах салона-ресторана, где туристы постепенно собираются на завтрак. Небольшая группа пассажиров, собравшихся на носу прогулочной палубы, обсуждает погоду на сегодняшний день, а взрослая пара, стоящая на борту теплохода, замечает зимородка и с улыбкой машет ему вслед. Пернатый снова чирикает, уже не удивленно, а жизнеутверждающе, по-хозяйски приветствуя гостей. «Лебедь» проплывает мимо, оставляя за собой ароматы только что приготовленной выпечки и тонкий-тонкий шлейф свежезаваренного кофе.

За теплоходом на берег набегает волна. Первая, самая большая, наводит настоящий кавардак, тревожа слежавшиеся ветки камыша и прошлогодней травы, копившиеся еще с прошлой осени. Вторая, чуть слабее и, наконец, третья, которой суждено лишь всколыхнуть поверхность.

Напуганные волной маленькие прибрежные рыбки разбегаются кто куда, теряя порядок и бдительность. А маленькому зимородку только это и надо – он ловко срывается с ветки и через мгновение возвращается обратно, держа свою добычу в клювике. Позавтракав, он опять чирикает и молнией мчит обратно на другой берег к своей иве. Волнение быстро проходит и поверхность реки снова становится ровной как зеркало.

Солнце поднимается все выше, на Оке вовсю уже идет новый майский день. Многочисленные стрекозы разрывают воздух своей трескотней, начинают свой концерт лягушки, небо наполняется пением птиц.

И все это на фоне душистого все поглощающего сладкого запаха сирени».

Представительного вида мужчина средних лет, одетый в теплый флисовый свитер бежевого цвета, поставил точку и захлопнул блокнот. Он стоял чуть поодаль от группы пассажиров, перешедших от гадания, будет ли сегодня дождь или нет, к обсуждению предстоящей экскурсии в Муроме.

Три минуты назад по внутрисудовому радио объявили приглашение на завтрак, но Петр Сергеевич Прилуцкий, турист каюты №4 теплохода «Сергей Образцов», встретивший утро нового дня на носу средней палубы, не спешил уходить внутрь.

Он давно хотел сходить на теплоходе именно по Оке. Искушенный в круизном отдыхе, и даже однажды побывавший на огромном многоэтажном пароме, он мечтал записать в свой послужной список и этот маленький винтажный теплоход, создающий поистине семейную атмосферу.

Во-первых, сам теплоход. Построенный в 1961 году и прошедший полную модернизацию, он сохранил в себе те формы и дизайн, из которых складывается классическое представление о речном теплоходе.

Во-вторых, маршрут. В силу рельефа фарватера большие суда не могут позволить себе пройти по Оке из-за своей осадки. А ведь это одна из красивейших рек центральной России, дарящая путешественнику неизгладимые пейзажи. И, естественно, круиз по Оке дает возможность увидеть красивейшие старинные русские города, расположившиеся на ее берегах...

Петр Сергеевич оглянулся и не увидел на палубе ни одного пассажира. Теплоход приближался к ранней стоянке в Муроме, и все туристы собрались в уютном ресторане на завтрак:

- Надо спешить, - подумал Петр Сергеевич. На завтрак к чаю подавали вкуснейшие круассаны, не оставляющие никаких шансов устоять перед их ароматом и не нарушить данное себе обещание не баловаться выпечкой.

Питание на теплоходе это сама по себе отдельная история. Вряд ли вообще найдется человек, который останется голодным или не сможет выбрать подходящий именно ему рацион.

Еще одна причина, по которой Петр Сергеевич отправился в этом году в путешествие по Оке, это определенный спортивный интерес и желание попасть в число «избранных». Если верить статистике, то в год круизные компании перевозят по всем рекам и маршрутам до 400000 путешественников, а из-за ограниченности предложений, в «Московской кругосветке» успевают поучаствовать лишь две-три тысячи туристов, иными словами, лишь менее 1 процента.

Петр Сергеевич еще раз вдохнул свежий утренний речной воздух, открыл дверь и устремился внутрь.

… Половина путешествия, волжская часть, уже была уже пройдена. Второй день теплоход шел по Оке, поднимаясь вверх по течению, приближаясь к Мурому.

Оставаться в каюте было бы непозволительной ленью, и после завтрака Петр Сергеевич снова вышел на палубу. Чувство сытости и пейзаж за бортом способствовали созданию мажорного настроения, хотелось идти вперед навстречу новому дню, насвистывая мелодию из кинофильма «Джентльмены удачи».

Ведение «записок путешественника» было давним хобби Прилуцкого, он даже мечтал в некоем недалеком будущем собрать их в единый труд и издать нечто вроде художественного романа; по этой причине дорожный блокнот для записей всегда лежал в кармане, готовый в любой момент сохранить очередное наблюдение. Помимо художественных и географических пометок, блокнот содержал также и весьма практические сведения и посещаемых стоянках.

По остановкам этого круиза там содержались следующие заметки:

- Углич. Чудный красивейший городок, сначала поднятый историей на самые значимые позиции, а затем сброшенный оттуда и несправедливо забытый событиями XX века. Помимо исторического и архитектурного наследия к основным достопримечательностям города можно отнести сохранившийся, вероятно, с прошлого века рынок-базар, пройти мимо которого речному туристу просто невозможно, но, мало того, из-за обилия всевозможного предложения очень трудно (практически, нельзя) и вовсе обойтись без покупки. В прошлый раз я купил здесь отличную безрукавку, незаменимую на палубе вещь, а в этот раз и кепку, очень удачного покроя. Угличане удивительны, а эти их торговые ряды просто рай для туриста.

- Мышкин. Безусловно, возможность швартовки больших туристических теплоходов придало городку второе дыхание. Мышкари стараются держать марку, предлагая туристам театрализованные экскурсии и сладости местного производства. В этот раз не смог устоять против орехового ассорти в меде. Бесподобная вещь, скажу я вам.

- Ярославль…

Друзья! Каждый может открыть для себя любой город по-своему. Желание узнавать и познавать живет в каждом!! Давайте иногда разрешать себе поддаваться ему!!! 

заказать тур
на главную
рассказ

Дыхание океана

                   В мае 1910 года Николай Дмитриевич Москвин, будучи директором Сормовских заводов Акционерного общества «Сормово», подписал приказ о присвоении заводского номера 422 вновь закладываемому пассажирскому пароходу, который призван был стать лучшим для своего времени. В тот день было дано начало большой истории небольшого парохода, продолжающейся и по сей день…

…112 лет спустя, ровно в 20:00 10 мая теплоход «Сергей Образцов» причалил к пристани Южного речного вокзала. Отдохнувший и посвежевший, как это всегда бывало с ним после речного путешествия, Петр Сергеевич Прилуцкий покинул его борт и не спеша зашагал на ближайшую станцию метро «Технопарк».

В этот раз у него не получалось задержаться в столице на день-другой, надо было срочно возвращаться к рабочим делам. По этой причине Прилуцкий заранее приобрел обратный билет на вечерний поезд, чтобы утром уже оказаться в своей родной Кинешме, и пять минут одиннадцатого вечера поезд 662Э покатил Петра Сергеевича домой.

За полтора часа до этого с Ярославского вокзала Москвы отправился другой поезд под номером 116Щ следованием до Архангельска. Среди его пассажиров значилась некая Анастасия Владимировна Сталь, студентка Нижегородского государственного университета факультета журналистики. Пишущей дипломную работу на тему «История Сормовского завода», ей нужна была фактура об одном пароходе, который до сих пор был в строю «где-то на крайнем севере», как казалось девушке. Тем не менее, тяга к путешествиям, косвенно послужившая причиной выбора такого рода темы, не позволяла ей ограничиться поиском информации в интернете.

Начало работы было положено, но нужна была живая картинка…

«…К 1909 году Северное пароходное общество «Котласъ-Архангельскъ-Мурманъ» по праву считается лидером среди пароходств, работающих на Северной Двине в жесточайшей конкуренции. Загружая грузовой порт Архангельск идущим на экспорт хлебом, Общество принимает решение о модернизации своего пассажирского флота, присматриваясь к пароходам Сормовского завода, чьи суда уже успешно эксплуатируются в то время на Волге.

В 1909 году Сорсмовский завод по заказу северян строит первый пароход «Михаил Криличевский», а через год закладывает еще два однотипных парохода – «Н.В.Гоголь» и «Генерал Кондратенко». Весной 1911 года представители Северного пароходного общества прибывают на смотр новых пароходов, в целях испытаний проводят тестовый «пробег» до Балахны и обратно. Испытания проходят успешно, после чего начинается процесс перегона пароходов на Северную Двину. Для того, чтобы пройти через шлюзы Северо-Двинской системы, пароходы сначала «распиливаются» на три части, которые позже собираются обратно в Великом Устюге в Михайловских мастерских, принадлежащих Северному пароходному обществу.

Уже в том же 1911 году пароход «Н.В. Гоголь» начинает свою первую навигацию на линии Вологда – Архангельск, а по мере снижения уровня воды на линии Архангельск – Котлас…»

…В начале седьмого вечера следующего дня Анастасия Владимировна сошла на перрон железнодорожного вокзала Архангельска. На завтра у нее была намечена встреча-экскурсия по пароходу, а сегодняшний день был в ее распоряжении. И так как вечер выдался на удивление непривычно для здешнего мая теплым, девушка решила потратить свободное время на прогулку по городу. В воздухе висел наполняющий жизненной энергией однозначно интерпретируемый запах начинающейся весны – так пахнет почва, наполненная влагой после дождя, и молодая листва, рвущаяся на солнечный свет из трескающихся почек.

- Но здесь добавляется еще что-то, еще какой-то запах, - с сомнением прошептала Настя, вдохнув полной грудью, - северная весна пахнет однозначно по-другому. Стараясь сопоставить свои ощущения и найти в памяти предмет, который мог бы добавлять этот отличимый запах свежести (некий фрукт, как казалось Насте, который она точно знает, но который наотрез не может вспомнить), девушка прошла мимо здания Морского вокзала и засмотрелась на ансамбль Михаило-Архангельского кафедрального собора. 

Было практически безветренно, но это на берегу, ближе к земле. Выше в небе нет-нет, да и прорывались небольшие порции воздуха, о чем каждый раз докладывал вздрагивающий вымпел на грот-мачте парусника «Седов», стоящего в эти дни на рейде Архангельска. Матрос, несущий вахту, тоже распознал в воздухе знакомый дух. Он улыбнулся и невольно посмотрел в сторону северо-запада. Так мог пахнуть только Северный океан, просыпающийся после долгой зимы. Эта «свежесть», которую почувствовали молодые люди, была дыханием могучей и суровой ледяной силы, которая одних пугает своей бесконечностью, других, наоборот, пленяет и влюбляет в себя, заставляя, вдохнув ее однажды, переселиться в эти края уже навсегда.

Матрос зажмурился, предвкушая предстоящий поход, а Анастасия Владимировна продолжила вспоминать в памяти подходящий фрукт.

Следующий день студентки был полностью посвящен пароходу. Чем больше она узнавала про него, тем больше менялось ее представление о роли пассажирского судна. Изначальная вместимость парохода насчитывала 695 человек самого разного статуса и сословия. Для пассажиров 1 и 2 классов предусматривалась не только библиотека с богатой подборкой книг, но и ванная и постельное белье. Только пассажиры этих классов допускались на верхнюю палубу, а для вызова горничной или официанта были предусмотрены специальные звонки.

Этим же пароходом пользовались и пассажиры 3 класса и, так называемые, палубные пассажиры, путешествующие, сидя на березовых дровах, сложенных на нижней палубе. Для таких самых простых путников на пароходе имелись два медных бака с кипяченой водой, подогревающиеся паром. К бакам были прикомандированы специальные матросы, которые следили, чтобы они всегда были наполнены водой, и начищали их до ярко-красного света. Плюс к этому, «Н.В.Гоголь» вез и вовсе экзотических пассажиров на корме главной палубы под навесом – крестьянских коров, лошадей и поросят.

Девушка сначала улыбнулась, представив этот «живой уголок», но потом немного поморщилась:

- Не представляю, какой тут стоял «аромат», - прокомментировала она экскурсовода.

- А как иначе, - продолжал экскурсовод, - река обеспечивала максимально быстрое перемещение, а навигация здесь была еще какая оживленная. Ребята из Северного пароходного старались обеспечить передвижение всем, кто готов был его оплатить, даже с таким «багажом».

Но самое сильное и особенное впечатление на Анастасию Владимировну произвело машинное отделение парохода, которое на 90% сохранилось в первозданном виде. Ей показали в работе паровую машину, паровые котлы, паровые насосы и другие механизмы, установленные на пароходе с 1911 года и безукоризненно работающие по настоящее время…

«…Прибывшие пароходы построены по последнему слову техники того времени. Пар вырабатывается двумя огнетрубными пролетными паровыми котлами, работающими на березовых дровах, коих нужно по 40 кубометров в сутки. Главные паровые машины тройного расширения собственного производства Сормовского завода снабжены золотниковым приводом Джоя. Работая на бортовые гребные колеса, машина может развивать мощность до 500 лошадиных сил.

А двухпалубная белоснежная надстройка придает пароходу особенные красоту и величие, вызывая у всякого, видевшего пароход с берега, неистовое желание стать его пассажиром.

В последующем капитаны, работающие на «Н.В.Гоголе», отмечают на удивление удачную конструкцию парохода, в которой удалось очень гармонично совместить маневренность, устойчивость, достаточную простоту в управлении, а также надежность и экономичность в эксплуатации…» 

День пролетел насыщенно и незаметно. Помимо экскурсии по самому пароходу и его истории, девушка познакомилась с круизной программой, в которой задействован пароход. Не смотря на свой возраст, «Н.В.Гоголь» сегодня выступает в качестве полноценного круизного судна. В расписании есть короткие двухчасовые прогулки, небольшие 9-часовые походы и самые, что ни на есть, четырехдневные круизы. Конечно же, паровые котлы уже не топят дровами (переведены на мазут) и пассажиров уже не делят на классы – все каюты и общие зоны отремонтированы, их интерьер изменен с целью повышения комфорта путешествующих туристов. Проектная пассажировместимость значительно снижена – сегодня судно берет 54 пассажира, располагающихся в 26 каютах. Большинство кают двухместные, снабженные умывальниками с горячей и холодной водой, как и два люкса, в которых, помимо всего прочего, установлены и индивидуальные санузлы.

В гостиницу госпожа Сталь пришла уже поздно, а нужно было еще упорядочить и рассортировать собранную информацию. В планах было знакомство с белыми ночами, сезон которых как раз начинался в это время в здешних краях. Но мысли были заняты другим:

- Заболеваю, что ли, - думала Анастасия Владимировна, - вроде и негде были простыть. Все-таки воздух тут какой-то странный, не такой как у нас… И надо все же выяснить, что у них тут такое цветет и так интересно пахнет.

Закончив с набросками для дипломной работы, девушка приготовилась лечь спать, но сна не было ни в одном глазу. Какой-то внутренний голос тащил ее на улицу, где от дневного майского тепла не осталось и следа. Прогноз погоды Настя изучила еще в Нижнем Новгороде и к таким переменам она была готова; одевшись максимально тепло, уже после одиннадцати вечера она выскользнула из гостиницы и интуитивно пошла в сторону набережной. Именно, там по ее соображениям, получится самым полным образом ощутить эффект белых ночей.

Небо и в самом деле было далеко не черным и даже не синим, а, скорее, бледно-серым. Для чтения газеты было и темновато, но и ночью это назвать было сложно:

- Классно, - улыбнулась девушка каким своим внутренним мыслям. Вчерашняя «свежесть» воздуха сейчас чувствовалась намного отчетливее. Она отчаялась вспомнить фрукт и просто дышала ночным воздухом. В какой-то момент она, сама не поняв почему, остановилась и, стала вглядываться куда-то вдаль.

Если бы она могла сориентироваться по сторонам света, то поняла бы, что смотрит в сторону северо-запада. Ровно в этот момент где-то высоко в небе громко крикнула чайка. Ее крик был подхвачен другой чайкой, но уже откуда-то издалека. Через минуту крики чаек повторились в обратной последовательности, и она почувствовала легкое движение воздуха на своем лице:

- Как странно, - вздохнула девушка, - мистика какая-то.

И зашагала назад. Толстая большая чайка приземлилась на каменный парапет набережной и с выражением некой ухмылки посмотрела вслед удаляющейся студентки:

- Океан выбрал тебя, - говорил ее взгляд, - и ты приняла его выбор. Теперь ваши судьбы переплетутся.

Всю ночь девушке снились корабли, пароходы, айсберги и белые медведи. Но сон не был страшным, наоборот, он был связным, интересным и динамичным. Рано утром Анастасия Владимировна проснулась отдохнувшей, полной энергии и идей. В 7 часов утра она уже была в поезде, который увозил ее обратно в Москву. Материала для дипломной работы собралось достаточно, и студентка не сомневалась в ее успехе.

Она перелистала сделанные записи, и взгляд задержался на описании меню буфета парохода «Н.В.Гоголь» от 1913 года:

«…В меню содержится свыше 150 наименований, в том числе блюда из семги и осетрины, стерляди, судака и налима, телятины и баранины, тетерева и рябчика. Предлагаются наисвежайшие апельсины и лимоны, вафли и шоколад, а также всевозможные пирожные. Отдельные страницы меню отводятся под марешаль из дичи, шнель-клопс, и маседуан из французских фруктов…»

- На одном только кушанье «марешаль», наверняка, можно целую диссертацию выстроить, - подумала Настя.

То, что она сплавает на пароходе «Н.В.Гоголь», Анастасия Владимировна не сомневалась. Она почему-то стопроцентно была уверена, что вернется в здешние края уже этим летом, чтобы в дни летнего солнцестояния отправиться на колесной чудо-машине в короткое путешествие по Северной Двине.

Всю дорогу в столицу она удивлялась сама себе, что строит планы, про которые еще неделю назад у себя в Нижнем Новгороде даже подумать не могла. Например, буквально за десять минут она решила, что обратный билет до Нижнего она сдаст, а из столицы до дома спустится на теплоходе. Идея ее так захватила, что она судорожно пыталась сообразить, как это можно провернуть максимально быстро. Она не сомневалась, что впечатления, полученные от речного круиза, станут идеальным дополнением диплома, основанным на собственных ощущениях.

Мысли и идеи клубком роились в ее голове, но так или иначе они все были связаны с водой и кораблями. Остановить их не получалось, да и не особо хотелось – мечтать было приятно и интересно.

Дух Северного океана, поселившийся в девушке, начинал медленно делать свое дело, вчерашняя чайка мирно дремала, дрейфуя по Северной Двине в сторону моря, а парусник «Седов» поднимал якоря и распускал паруса, собираясь в очередной поход.

«…В 1997 году, в 86-летнем возрасте, прошедший грандиозный ремонт и помолодевший на несколько десятков лет пароход-колесник «Н.В.Гоголь» в новом статусе выходит в свой первый круизный рейс по Северной Двине. Сегодня пароход «Н.В. Гоголь» - единственный действующий колесный пароход в России - является уникальным туристско - экскурсионным судном. Пароход вносит существенный вклад в развитие туризма на Русском Севере. Туристические, прогулочные рейсы, рейсы для работников предприятия, проведение семинаров, конференций, деловых встреч, корпоративных и официальных мероприятий различного уровня – это сегодняшний день парохода «Н.В. Гоголь» 

заказать тур
на главную

Проект 305. Трилогия

часть 1. трудяга

На дворе стоял август 1991 года. Очень странный год, как потом выяснилось, разделивший жизни многих на «до» и «после».


Поезд Пермь-Москва несся с нарушениями всех мыслимых пределов скорости. Донести стакан кипятка до купе было невозможно, я ехал во втором вагоне от локомотива и из стороны в

сторону кидало так, что со стола на пол падала даже скатерка, не говоря еще о чем-то. Безопасно было только лежать на полке и философствовать.

Как я оказался в Перми в тот август, это отдельная история, сегодня о том, как я возвращался обратно в Саратов. Напрямую уехать не получалось от слова совсем. Единственный возможный вариант – на перекладных через Москву. Этот рейс был единственным, на что удалось взять билеты.

 Поезд опаздывал. Причем жестко. Мы простояли в поле больше трех часов по неизвестным причинам, и теперь сломя голову нагоняли. Дальнейший наш план возвращения был более экзотическим. В то время еще полноценно действовала наравне с круизной и речная пассажирская навигация. Каждый вечер от Северного речного вокзала отходил рейсовый теплоход по маршруту Москва-Астрахань. Вот на такой рейс мы и планировали взять билеты до Саратова, оказавшись в Москве.

Не смотря на все старания и риск, поезд опоздал. Когда наша группа «туристов» прибежала на речной вокзал, теплоход уже ушел. На завтрашний рейс билеты начинали продаваться только утром в день отправления, поэтому для реализации нашего плана необходимо было перекантоваться одну ночь в Москве. Чем определялся выбор, сейчас уже трудно вспомнить, но «спали» мы на Павелецком вокзале.

В 8:00 14 августа 1991 года я уже стоял в очереди в кассе Северного речного вокзала. Было прохладно и очень хотелось спать. Билетов нам почти не хватило – взяли единственную четырехместную каюту на нижней палубе теплохода «Степан Здоровцев». На большой схеме кают теплохода, висевшей над окошком кассы, крупными буквами было написано «Проект 305». Других схем не было, из чего следовал вывод, что на классическом маршруте Москва – Астрахань перевозили пассажиров «работяги» именно проекта 305, на котором я ранее не бывал.

Ну что же, значит поплывем на 305-м.

Проект 305. Трилогия

часть 2. бродяга

Четырехместный «люкс» на нижней палубе, выпавший нам счастливым числом, навевал тоску и грусть. Можно было прямо сказать, что это была не нижняя палуба, а трюм. Такая терминология лучше подходила для описания данной палубы. Но надо сказать, что каюта была достаточно широкая с двумя большими иллюминаторами. На второй день путешествия на борту была

объявлена «учебная тревога», при которой матросы отрабатывали эвакуацию пассажиров. Отрабатывали через нашу каюту, так как она оказалась эвакуационным выходом с нижней палубы. Этим фактом тут же объяснялась и ее ширина и странная просьба персонала экипажа не запирать дверь. Реально, пришлось не запирать, на всякий случай.

Тогда, по молодости, на комфорт я, конечно, не так обращал внимание. В конце концов, в каюте необходимо только было переночевать, все остальное время можно было проводить на палубах. Благо, классовые предрассудки начала века остались в далеком прошлом и пассажирам трюма можно было находиться на всех палубах. В том числе и в ресторане.

Так как это был рейсовый маршрут, то никаких смен питания не было. Ресторан теплохода работал в режиме городского по меню, то есть, что закажешь, за то и заплатишь. Разнообразием блюд похвастаться особо было нельзя, но голодным тоже трудно было остаться.

Практически все время я проводил на палубе, большей частью предаваясь чтению …

… По разным источникам, всего было построено 47 теплоходов проекта 305 (типа «Дунай»). Строились они в Венгрии с 1959 по 1964 годы по заказу СССР. Вероятно, эту серию можно было считать самой массовой в тогдашнем пассажирском флоте.

Начиная с 90-х к сегодняшнему дню большая часть теплоходов выведена из эксплуатации и списана. В частности, «Степан Здоровцев», с которого началось мое знакомство с теплоходами этого класса, после 1991 года не эксплуатировался. Скитаясь по рекам, оно так и не обрело новой жизни и в 2016 было утилизировано.

А в этом году я вновь хочу оказаться в гостях у 305-го… 

Проект 305. трилогия

часть 3. стиляга

Спустя 30 лет понимаешь, насколько мы были свободнее безо всяких гаджетов…

 
…Пассажиры обновлялись на каждой стоянке, кто-то выходил, кто-то заходил. Да и стоянки были недолгими, максимум 2 часа и дальше в путь. Ну, на то он и рейсовый.

В Чебоксарах случилось чудо – освободилась двухместная каюта на средней (читай – верхней) палубе, и мы переселились туда. Ну, сравнивая с трюмом, это был действительно «люкс» с мягкими полками и графином со стаканами.  

Число календаря неумолимо приближалось к 19-му августа, а «Степан Здоровцев», идя четко по расписанию, увозил нас все дальше от Москвы на юг. Навстречу новому времени…

…Изначально суда 305-го проекта строились как грузопассажирские с двух-, четырех-, шести- и даже восьмиместными каютами, заточенными именно на массовые перевозки. К концу 80-х из грузового сектора они практически полностью вышли, перейдя постепенно в чисто пассажирско-туристический.

Зато те немногие, которым повезло, прошли капитальную перестройку и реконструкцию, с учетом современных требований к комфорту и безопасности, была существенно снижена пассажировместимость с 311 человек до 80-180 пассажиров, каюты кардинальным образом переоборудованы, в них добавлены санузлы и кондиционеры.

Благодаря малой осадке, эти теплоходы-пансионаты лучше всего прописались на малых реках, абсолютно справедливо заняв нишу, недоступную четырехпалубным конкурентам. 305-й абсолютно гармонично смотрится, например, на Оке, узкой и чересчур извилистой реке. «Василий Чапаев» в 2005 году стал первым теплоходом, добравшимся до Уфы по реке Белой, а в 2009 он же смог зайти и в реку Суру.

Я же пойду на теплоходе «Сергей Образцов» в «Московскую кругосветку» в мае 2022 года. На Оке до этого ни разу не был, а здесь получается проход практически по всей ее судоходной части от Нижнего Новгорода до Коломны, где теплоход уходит в Москву-реку и поднимается в столицу к Южному порту. Да и сам маршрут данного круиза, которых всего пять-шесть в году, попадает в статус редких и уникальных. Каюты модернизированного 305-го по комфорту ничуть не уступают каютам четырехпалубного, что касается питания, то это только на борту станет понятно.

P.S.

…Учения проходили примерно так.

Стук в дверь:
- Да?! – воскликнул кто-то из нас. Дверь открылась и в каюту заглянул совсем молодой перепуганный матрос в тельняшке под спасательным жилетом и какой-то бескозырке на голове:
- У нас тут, простите, учения, нам тут надо отработать эвакуацию, можно, мы …, - тут он запнулся, подбирая слова. Сзади него толпились еще матросы, один из которых более уверенным, но вежливым голосом пробасил:
- Через вашу каюту проходит путь эвакуации, нам надо провести тренировку. Вы нам мешать не будете, мы быстро.
- Может нам выйти?
- Не-не, вы нам не мешаете… Со стола только все уберите, пожалуйста, мы сейчас тут быстро, - затараторил первый.
Дальше пошел экшн. Человек пять матросов ввалились в каюту, мы, схватив не помню, что со стола, поприжались к стенкам на своих полках и с удивлением (где-то, конечно, смехом) смотрели на это действие. Двое бросились к иллюминаторам, а остальные стали затаскивать подобие трапа и монтировать его. Действительно, все было сделано очень быстро и ловко, за борт ребята конечно не прыгали, но поднявшись по трапу, более чем на половину тела высунулись из иллюминаторов, имитируя покидание судна.
Все действие заняло не более 5 минут, зато уверенность в экипаже возросла в разы. Вытаскивая обратно в коридор трап, тот же молодой матрос, извиняясь и прощаясь, сказал:
- Вы только дверь держите не запертой. На всякий случай… 

рассказ

случай на вятке

Митька Кашин, ученик первого «А» класса школы №1 города Можга, ждал эту субботу давно. Первоклассники по субботам не учились, а значит в этот день начинались большие майские праздники, на которые родители обещали отвезти его погостить к деду в деревню. Митька обожал бывать в деревне, тем паче, что старики сами души не чаяли во внуке и готовы были обставить его пребывание у себя с максимальным комфортом.

Путь в сто пятьдесят километров, разделяющий город и деревней, не сказать, что особо дальний, но, учитывая особенности «постзимнего» состояния отечественных дорог, занимал не меньше трех часов. Пунктом назначения значилось село Любяны.

Пока выспались и собрались, суббота тридцатого апреля подобралась уже к полудню. Собственно, часов в двенадцать и отправились.

* * *

В это же самое время ровно в полдень 30 апреля над гладью Волги у берегов Нижнего Новгорода грянули фанфары и сразу три трехпалубных теплохода отдали швартовы. «Александр Бенуа», «Н.А. Некрасов» и «Северная сказка» караваном отправлялись в круиз до столицы Башкирии города Уфы. Роль ведущего взяла на себя «Сказка», следом шел «Бенуа», замыкал тройку «Некрасов». Возбужденные предстоящим путешествием пассажиры толпились на палубах. Кто-то неистово размахивал руками провожающим, кто-то с биноклем что-то усиленно рассматривал вдали, большинство же, постепенно погружаясь в состояние полной безмятежности, просто стояли, облокотившись на поручни, рассеянно блуждая взглядом по широкому волжскому разливу.

Маршрут «Возвращение в притоки» стоит особняком в речном расписании. На большом теплоходе попасть в Уфу можно только по высокой воде, из-за чего разные компании, собирающиеся отправить своих туристов по реке Белой, планируют такие маршруты на первую половину мая. Уже к концу весны уровень воды падает, и такие путешествия становятся невозможными.

По этой причине на сезон приходится не более семи-восьми круизов по Белой и Вятке. Опытные путешественники и охотники за редкими маршрутами «караулят» начало продаж еще с лета, и к началу года, места, обычно, уже заканчиваются.

* * *

Деревня для Митьки ассоциировалась с бабушкиными блинами и рыбалкой. Блины, конечно, были на первом месте. Как и положено, они были толстые, но не кислые, а, наоборот, сладкие и лоснящиеся от масла. Для блинов у бабушки был заготовлен специальный широкий деревянный поднос.

С большой стопкой благоухающих и парящих блинов поднос ставился в центр стола. По разные стороны от главного угощения выставлялись ендова с самодельной сметаной и братина с вареньем. Варенья бывали разнообразные, чаще малиновое и грушевое, но случались и другие. Сбоку на ендову бабушка всегда вешала коковку – большую деревянную ложку для накладывания сметаны с резной ручкой. По преданию, коковка сохранилась с каких-то совсем давних времен и перешла к бабушке по наследству. Наконец, настольный натюрморт завершала крынка с настоящим деревенским молоком.

Пока бабушка накрывала стол, Митька сидел на стуле у окошка и с благоговением наблюдал за этим действием. В этот раз на праздники было выложено варенье клубничное, его любимое.

На дворе стояло 6 мая и этот день обещал стать для Митьки вдвойне счастливым. Само село стояло на реке, а неподалеку был еще и пруд. Рыбачить на пруд Митьку отпускали одного, но на речку он мог ходить только с кем-то из взрослых. И сегодня, ближе к вечеру, дед обещал сходить с Митькой на рыбалку на саму Вятку.

* * *

Завтрак, обед и ужин проходят на теплоходе по заказной системе. Для туристов, не скованных в плане питания различными диетами и ограничениями, появляется возможность максимально разнообразить свое питание на борту, заказывая каждый раз новые сочетания.

На сегодняшний завтрак 6 мая меню теплохода предлагало: морс ягодный, сырную тарелку, сырники «золотистые» в сметане, булочку домашняя и тефтели с отварной фасолью.

Порядок подачи блюд был следующий. Морс и сырная тарелка подаются сразу, как и небольшая плетеная корзинка со свежайшими булочками, испеченными тут же, на борту теплохода, и накрытыми окаймленной вышивкой льняной салфеткой. Через пять минут после прихода туристов официант подает сырники, горячие и чуть уловимо пахнущие какой-то пряностью, в паре с небольшом молочником, где была сметана. Еще через минуту после завершения с первым блюдом, подаются тефтели.

Чай или кофе в зависимости от заявки подаются в конце вместе с чайниками с кипятком.

На столе постоянно находятся дежурные специи, сахар, масло растительное, графин с холодной водой.

* * *

- Чу, Митька, замолкни, - прикрикнул уже пожилой мужчина на мальчика лет семи-восьми, играющего на берегу реки. – Слышь, гул какой-то идет?

- Нет, дед, ничего не слышу, - ответил ребенок, но играть перестал и подобрался поближе к мужчине.

Митька с дедом выбрались на рыбалку намного позднее, чем собирались. Дед сначала засомневался в целесообразности самого мероприятия, говоря, что на рыбалку надо идти поутру, но, так, как, в конце концов, дело было не в улове, а в самом процессе, решено было план не отменять, а воплотить в жизнь.

Дед Митьки знал отличное место на берегу Вятки с хорошим берегом, но надо было спуститься немного вниз по течению ближе к другому селу Крымской Слудке. Так и сделали.

Рыбаки обосновались на берегу недалеко от села. В этом месте пологий песчаный берег спускался неширокой полянкой в воду, окаймленный с двух сторон порослью кустарника с камышом, которая метров на пять-шесть уходила от берега. Да и в высоту эта поросль была метра под два, создавая, таким образом, естественный тоннель, дающий возможность видеть лишь ограниченный отрезок речной глади.

Тем временем гул нарастал. Гул, а точнее шум, шел явно с воды и сочетал в себе два отдельных звука: более мощный низкий бас работающего «дизеля» и, как бы накладывающийся на него, звон накатывающихся волн… По реке явно что-то плыло и было оно большое, намного больше моторной лодки.

- Кого еще нелегкая принесла? Корабль, что ли какой, да откуда ему тут взяться то? – проворчал мужчина, но уже спокойным голосом обратился к внуку. – Смотри в оба, сейчас выплывет.

- Кто?! – воскликнул мальчик.

- Вот и увидим, кто у нас тут Вятку разволновал.

* * *

В расписании круиза «Возвращение в притоки» есть стоянка в городе Мамадыш. Город находится в двух десятках километров вверх по Вятке от места ее впадения в Каму. Собственно, круиз и называется «Возвращение в притоки» из-за того, что проходит по, главным притокам Камы малым рекам Белой и Вятке. И если по Белой теплоход проходит до конечного пункта столицы Башкирии Уфы, то Вятке повезло чуть меньше.

Ее судоходные возможности ограничены с одной стороной глубиной русла, а с другой стороны – высотой железнодорожного моста в Вятских Полянах, населенном пункте приблизительно в ста километрах от устья Вятки. Вот и получается – чтобы по Вятке идти, нужна вода высокая, но по высокой воде не пройти под мостом. Хотя до Мамадыша глубина позволяет доходить и до более позднего времени года, так как здесь у Вятки начинается разлив перед ее впадением в Каму.

Не смотря на все трудности, пассажирские суда в Вятку захаживали и раньше. Делал это двухпалубный теплоход «Василий Чапаев» проекта 305: в 2011 и 2012 годах он совершал пробные заходы в реку, в 2013 году добрался уже до Советска, в 2014 прошел до Котельнича, а в 2016 совершил уникальное действо в истории круизного дела и дошел по Вятке до самого Кирова.

С тех пор, «Василий Чапаев» остается единственным теплоходом из действующих, кому удалось совершить проход по Вятке так далеко.

Теперь осваивать Вятку начинают трехпалубные теплоходы.

* * *

Шум приближался все быстрее. Ритм двигателя стал более отчетливо выделяться на фоне фона разбегающейся волны. В ожидании чего-то необычного рыбаки встали со своих мест и даже положили удочки на песок. Все их чувства превратились в слух.

Корабль, а это не могло быть иначе, приближался слева. Заросли кустарника не позволяли его увидеть, но был он уже совсем близка. Казалось, даже птицы умолкли и лишь «чуханье» двигателей раздавалось над гладью реки.

- Ах!?! – только и успел выкрикнуть Митька, вспрыгнул от неожиданности и упал на мягкое место. Да так и остался сидеть.

Корабль появился абсолютно неожиданно и совершенно не тот, который они оба с дедом ожидали увидеть. Это был огромный пассажирский лайнер. «Океанский!!!»: - показалось Митьке, потому что раньше он вообще не видел пассажирских теплоходов. От удивления тело непроизвольно вспрыгнуло и прогнозируемо упало, потому как разумом более не контролировалось.

Ширина Вятки тут около полукилометра, фарватер пролегает чуть ближе к левому берегу, так что, когда слева из-за зарослей появился пассажирский теплоход, он был буквально в ста метрах от берега.

Митька оторопел. Он с открытым ртом во все глаза смотрел на теплоход. Двухцветный красавец с синим корпусом и белой надстройкой скользил мимо, разрезая реку, которая, казалось, сопротивлялась ему, но была не в силах остановить. Бурун под форштевнем судна клубился пеной и огрызался большой волной, которая разбегалась в стороны. Из большой трубы едва различимым облаком «кудахтал» выхлоп от неутомимой работы «дизеля».

Какая-то минута и теплоход уже скрылся из вида за правой оградой кустов. Митька по-прежнему сидел, пытаясь осознать увиденное.

- Митька, вставай, хватай удочку! – первым в себя от удивления пришел дед, но было поздно. На берег неожиданно пришло «цунами». Первая большая волна весело налетела на расположение рыбаков, забравшись метра на три вглубь берега. Пологость спуска сыграло плохую шутку с рыбаками, дав место волне разгуляться.

Митька и встать не успел, как волна накатила на него, и, если бы не дед, который в последнюю секунду схватил его за куртку и вскинул над землей, повалила и намочила бы с головы до ног. В этот момент он пришел в себя и, очутившись на ногах, стал помогать деду устранять кавардак, а точнее, ловить снаряжение, которое волна хотела утащить в воду

* * *

Ночью навигация по Вятке запрещена, ночуют теплоходы, стоя на якорях. По этой причине, время пребывания трехпалубных теплоходов на Вятке максимально оптимизировано. Пребывание в Вятке ограничено одной стоянкой и одним марш-броском по руслу вверх по течению.

Стоянка предусмотрена только в Мамадыше. Мамадыш – небольшой и уютный городок, территориально расположенный в Татарстане, известен, в частности, уменьшенной версией Эйфелевой башни, появившейся благодаря местной легенде о том, что лапки местных лягушек были в большом почете у парижских гурманов.

Если от своего устья до Мамадыша характер Вятки проявляется слабо, то выше по течению начинается Вятка настоящая, бурная и озорная. И чтобы дать возможность туристам ощутить характер реки, насладиться в полной мере видами Вятских берегов, вдохнуть здешний воздух и успеть затемно покинуть акваторию, теплоходы проходят вверх по течению от Мамадыша еще километров пятьдесят и разворачиваются. Дальше Вятских Полян им все равно не пройти из-за моста, а дойти до них – значит остаться на ночь в Вятке.

В таком ключе и прошел день 6 мая. Трио трехпалубных теплоходов, стартовавших 30 апреля из Нижнего Новгорода, в этот день совершало запланированный рейд по вятским просторам. И дальше всех прошла в этот раз «Северная сказка».

Пассажиры, стоящие по правому борту, почти за считанные минуты до разворота могли наблюдать забавную картину. На свободном песчаном участке берега, в промежутке между прибрежными зарослями, находилась пара рыбаков в нелепых позах: мальчик лет семи сидел на берегу, тараща глаза и указывая на теплоход рукой, и взрослый мужчина, возможно его отец или дед, подперев левой рукой поясницу, а правой почесывая затылок, также неподвижно разглядывал корабль. Стоящие на корме даже попытались приветственно помахать им, но тут на берег набежала волна, и рыбакам уже точно стало не до ответных приветствий. Еще через мгновение они скрылись из вида.

* * *

Все-таки вода добралась до митькиных брюк, и они намокли. С рыбалкой пришлось срочно заканчивать.

Дед и смеясь, и ворча одновременно собирал хозяйство и спешно складывал все в машину, а Митька все никак не мог забыть теплоход и не успевал задавать вопросы:

- Дед, а это был океанский корабль?

- Да откуда же тут океанский, речной конечно.

- Речной? Но он был огромный! – не унимался мальчик

- Да, трехэтажный. Лет несколько бывал тут один, но тот меньше был. Но что-то давно его уже не видел, а такой и впрямь первый раз вижу, - рассуждал мужчина. – И раскрас у него чудной.

- Как облако в небе, - подхватил Митька. – Белое облако в синем небе!

- И впрямь похоже, - согласился мужчина. – Ладно, полезай. Поехали переодеваться и чай горячий пить. Промокли немного, не простыть бы теперь.

Всю обратную дорогу Митьку думал о корабле. Ему ужасно интересно было посмотреть, как там внутри, как там все устроено. И почему-то думалось о том, как он раскрашен внутри.

Уже пытаясь заснуть, Митька все задавал сам себе вопросы: «Это он снаружи сине-белый, а внутри, наверно, зеленый. Нет, наверно, красный… И куда он все-таки плывет? А куда на нем можно приплыть? Может быть даже в Москву? Было бы, наверно, здорово поплавать на нем».

Ночью Митьке приснился большой океанский теплоход, такой же бело-синей расцветки. Он стоял на мостике рядом с бородатым капитаном, очень похожим на деда, и вместе они шли вдаль, открывать неизведанные материки. 

заказать тур
на главную