заказать тур
на главную

московская кругосветка

Глава 1, часть 1

Пассажир с желтым чемоданом

Вот уже и не вспомню сейчас, когда я впервые услышал про «Московскую кругосветку». Одно точно, до мая 2019 года я про нее вообще не знал…

… Ехать от дома до железнодорожного вокзала на такси не больше двадцати минут, и то с пробками. Кроме одного дня недели – пятницы. По пятницам прогнозы и логика не работают, город отдается в руки спонтанному хаосу и вечер каждой пятницы уникален. Благо, 26 мая было четвергом, поэтому такси подъехало ровно в 18:15, а в 18:35 мы уже стояли на перроне четвертого пути в ожидании подачи прицепных вагонов.

Добраться из Саратова в Москву проще простого, есть и самолеты и несколько поездов. Если в Москве необходима стыковка, то количество вариантов уменьшается, но скорый №47 оптимален практически во всех случаях. При отправлении из Саратова в 19:16, в столицу он прибывает без пяти десять утра, то есть поужинать можно успеть дома, а для легкого завтрака вполне хватит времени в вагоне. 

Таким образом, по прибытии можно сразу сосредоточиться на необходимом трансфере до места пересадки.

Но, как ни странно, главная проблемой поезда для меня стала именно ночь. С каких-то пор перестал нормально спать. Вспоминая детство, когда, в отсутствие личного автотранспорта, каждый год ездили с родителями в отпуск на поезде, спал я всегда стабильно «отлично». Ночь в поезде была сродни волшебному перемещению, пробуждение в вагоне поезда наполняло мозг радостным волнением от осознания того, что это не сон и мы действительно куда-то едем.

Теперь рассвет за окошком купе наполняет тело тоже радостным, но не волнением, а принятием факта, что утро уже скоро.

За что я уважаю «РЖД», так это за четкое соблюдение расписания. Для меня остается загадкой, как им удается выдержать прибытия и отбытия с точностью до минуты на сотни километров вперед, но за свою практику передвижений, я опоздал только один раз, в далеком 1991 году. Но тогда это было еще не «РЖД».

Ровно в 9-56 поезд остановился на перроне Павелецкого вокзала. После чего пошел обратный отсчет времени до начала круиза.

Попасть с Павелецкого вокзала на Северный речной вокзал еще проще, чем из Саратова в Москву. Огромное подспорье заключается в том, что можно прямо на вокзале сесть на зеленую ветку метро и доехать до станции Речной вокзал. Садиться лучше в последние вагоны, а по приезду на нужную станцию выходить против движения состава метро. 46 минут, и вы уже в Парке Дружбы у Ленинградского шоссе.

Что ни говори, а Москва с каждым годом становится красивее и опрятнее. Последнее тем более верно относится к скверам и паркам. Вот и Парк дружбы, а еще паче Парк Северного речного вокзала, преобразились до неузнаваемости (или наоборот, восстановили свое первоначальное торжественное состояние). Из одного в другой можно попасть через подземный переход, а общее время от станции метро по тенистым и прохладным аллеям парков занимает около двадцати минут.

Маршрут был выверен еще дома и прошел четко по плану – в половине двенадцатого мы (я и моя супруга – мой постоянный спутник в круизах) подходили к причалу №3, где уже шла регистрация на теплоход проекта 305 «Сергей Образцов», отплывающий в 12-30 по маршруту «Московская кругосветка».

Прямо перед нами, на посадочном трапе, возникла небольшая пробка – в страховочном тросе застрял большой нелепого ядовито желтого цвета чемодан, который с переменным успехом пытались высвободить матрос и пара туристов, вероятно, хозяева чемодана. В этой борьбе явно не хватало четвертого участника, и я решил присоединиться…


… Петр Сергеевич Прилуцкий вместе с супругой прибыл в Москву на Ярославский вокзал ранним утром 27 мая поездом 662Э Кинешма-Москва. Он давно спланировал этот отпуск – путевки на речной круиз вокруг Москвы он приобрел еще по осени и оформил их в виде новогоднего подарка, чем очень обрадовал супругу.

Петр Сергеевич полюбил теплоходы с детства. В далеком 1984 года родители вырвались в короткое речное путешествие на трехпалубнике "Клара Цеткин", взяв с собой сына-подростка. Так и началось знакомство тс теплоходами, вылившееся в последующем в некую страсть.

Восьмидесятые были, пожалуй, «золотым» веком круизной отрасли в СССР. Больше столько разных теплоходов никогда не ходило по рекам большой страны, как тогда. Иногда, бывало, что у причала не хватало мест, и пассажирские теплоходы отстаивались на рейде города.

Помимо круизных, по строгому расписанию ходили и рейсовые пассажирские теплоходы, Навигация кипела в буквальном смысле этого слова. Случалось, пассажирские корабли шли караванами, обгоняя при этом такие же караваны из грузовых судов.

Майские праздники прошли в хлопотах сборов. Каждый путешественник подтвердит, что последняя неделя перед долгожданным отпуском самое волнительное время. Мозг мысленно уже там, рисует картинки и беспрестанно рассуждает о каких-то деталях, и с некоторым раздражением реагирует на необходимость вернуться в реальность.

Билеты на поезд Петр Сергеевич покупал уже перед самой поездкой. Поезд был удобный, уходил почти в девять вечера и в половине седьмого утра уже привозил путников в столицу. Прилуцкий любил ночное время в поезде, это неизбежно навеивало романтическое настроение. Под стук колес глядя в ночное окно, можно было отдаться своим мыслям и рассуждениям, или, включив ночник, почитать какую-нибудь книжку (дома на чтение не всегда удается выделить время). А потом, когда уже глаза начнут закрываться, укутаться в скрипучую простынку и уснуть до утра.

К этому моменту, Петр Сергеевич имел хороший послужной список пройденных круизов, оставил позади всю Волгу, Дон, Каму, побывал в Питере и обошел «Серебряное ожерелье» Карелии. А вот по Оке и Москве-реке пройти как-то не получалось. Но этим маем и эта цель должна была быть достигнута.

Где-то около получаса побродив по аккуратным дорожкам сквера у Северного речного вокзала и сделав фотографии у фонтанов, Прилуцкие спустились к причальной стенке и неторопливо пошли к теплоходу.

«Сергей Образцов» низким басом пыхтел дизелем у третьего причала. Регистрация начиналась за два часа до отправления и к этому времени уже стартовала – по верхней палубе прогуливался одинокая женщина, закутавшаяся в плащ. Погода действительно стояла ненадежная, то на секунды проглядывало солнышко, то из налетавших туч чуть ли не начинался дождик.

При прохождении трапа случился небольшой конфуз. Супруга прошла на борт первой, а Петр Сергеевич, шедший сзади, решил не переносить большой чемодан на руках, а перевезти его на колесах. Но получилось очень неловко: катящийся за Прилуцкий чемодан предательским образом за что-то зацепился, развернулся на одном колесике и забаррикадировал трап. Не видя преграды, мужчина пытался рывком высвободить багаж, но безуспешно, помочь ему вызвался один из матросов, но он также находился не с той стороны трапа.

На общую удачу, подошедший со стороны берега следующий пассажир помог развернуть неуклюжий чемодан, и после коротких слов благодарности, процесс регистрации продолжился уже на борту… 

московская кругосветка

Глава 1, часть 2 знакомство с теплоходом

Спираль истории замкнулась 27 мая - спустя сорок лет я снова пошел в школу…

… Вот он, момент истины – момент пересечения двери теплохода и попадания внутрь. Пассажирский теплоход обладает каким-то специфическим запахом. Причем, теплоходы разные, а запах один и тот же. Не знаю, что именно является его источником, но осязание этого запаха моментально меняет реальность. Это как щелчок пальцами гипнотизера – раз, и ты в другом мире. Суета и заботы остаются на берегу, впереди несколько дней праздника, удовольствия и впечатлений. Душа начинает петь, и все вокруг кажется прекрасным.

Девчата на регистрации излучали самое искреннее радушие и гостеприимство. Еще через пять минут, поднявшись по достаточно крутому трапу, мы оказались в вестибюле средней палубы. Все стены были увешаны фотографиями из театра кукол им. С.В. Образцова. Их изучение мы решили оставить на потом, не терпелось попасть в каюту.

Одна из "фишек" теплохода "Сергей Образцов" - именные каюты. Все пятьдесят пять пассажирских

кают имеют, помимо номера, еще и имя, так или иначе связанное с персонажами детских сказок. Имя нашей кают оказалось – «Снегуркина школа». Признаюсь, данное название застало меня врасплох, не вызвав ровно никаких ассоциаций или воспоминаний.  

«Снегуркина школа», считающаяся полулюксом, представляла собой большую однокомнатную каюты, в которой было два окна, одна большая двуспальная кровать, холодильник, две прикроватных тумбочки, большой шкаф и небольшой диван, служащий еще и дополнительным местом при необходимости. В каюте не оказалось никакого стола, но, если честно, его бы уже здесь и негде было бы разместить. В условиях компактности обустройства каюты и стесненности пространства, под стол тут же был приспособлен холодильник. Получилось вполне рационально – все, что нужно на нем поместилось.
Отдельно порадовал санузел каюты: достаточно большой с полноценной душевой кабиной. Невольно в голову пришло сравнение, что из всех, не менее десятка, теплоходов, на которых я уже плавал, душевые кабины были только в ультрасовременном «Мустае Кариме» и, вот, в самом старшем по возрасту «Сергее Образцове».

Система климатконтроля также имела самые широкие возможности. Во-первых, каюта снабжена полноценной персональной сплит-системой, во-вторых, в каюте два больших открывающихся окна. Как потом выяснилось в процессе путешествия, при открывании обоих эффект проветривания достигается за считанные минуты. И в-третьих, в каюте под окнами была смонтирована настоящая система отопления. В момент посадки радиаторы были перекрыты, но, наверно при прохладной погоде, их можно было бы попросить включить. В общем, идеальная комбинация возможностей для создания комфортной температуры внутри каюты.

Для завершения описания функционала для достижения оптимального состояния души и тела во время предстоящего десятидневного отдуха, стоит добавить наличие полуторалитровой бутыли воды, которую нам должны были обновлять раз в два дня, и «непонятно откуда взявшийся рядом» запаянный полуштоф коньяка. Красота, да и только!

До отплытия, что было назначено на 12:30, оставалось еще немного времени, и я решил потратить его на беглое знакомство с теплоходом. Оставив супругу за расконсервацией чемоданов, я отправился обследовать теплоход…


… Сергей Владимирович Образцов родился 5 июля 1901 года в Москве в семье академика и учительницы. По окончании школы, вопреки желаниям родителей, сначала поступил в реальное училище К.П. Воскресенского, а после на графический факультет Высших художественно-театральных мастерских («Вхутемас»). Спустя время он сменил профиль, перейдя на факультет живописный, где его мастерами были Абрам Ефимович Архипов и Владимир Андреевич Фаворский.

Практика выступлений с куклами началась в кабаре. Постановки пользовались успехом и в 1931 году тогда еще молодому артисту Сергею Образцову было предложено стать руководителем Центрального театра кукол.

Первые годы театр был бродячим, у него не было собственного здания, и выступления проходили везде, где люди готовы были их смотреть – в парках, на улицах, в школах и домах культуры. Первыми спектаклями стали «Джим и доллар», «Пузан», «Каштанка», «Гусёнок». Труппа состояла из нескольких человек, репетировали в крошечной комнатке, а по городу разъезжали сначала в телеге, запряжённой мерином по кличке Катер, а потом – в фургоне.

Представления бродячего кукольного театра набирали популярность с завидной скоростью. Правительство уже не могло не замечать складывающуюся ситуацию и вскоре предоставило детищу Сергея Образцова помещение на площади Маяковского – здание бывшего Реалистического театра.

Одним из авторов пьес для кукольного театра был Георгий Александрович Ландау (1883 – 1974) – русский и советский прозаик-юморист, драматург, переводчик. Пьесы Ландау были написаны преимущественно для детской аудитории театра кукол, особую популярность приобрели пьесы «Волшебная калоша», «Заяц и Кот» и «Сундук сказок». В 1952 году Ландау пишет пьесу «Снегуркина школа», где по сюжету Снегурочка открывает лесную школу, чтобы обучать зверят грамоте. Среди зверей есть хулиган-волчонок, которого ей удается перевоспитать, и медвежонок, которого мама-медведица сначала и вовсе не хотела пускать в школу, но который в итоге становится лучшим учеником.

В 1970 году театр занял здание на Садово-Самотёчной улице – то самое с огромными часами, которые на долгие годы стали его символом. В этом здании Театр Образцова живёт и по сей день.

Своим театром Сергей Владимирович руководил вплоть до своей смерти в 1992 году. Очень точно сказал про Образцова Корней Чуковский: «Это человек феноменального вкуса, изумительных творческих сил, и, главное, единственный. Во всем мире нет другого Образцова. Он сам изобрел свою профессию, сам создал целую отрасль искусства, и его куклы, по-моему, талантливее многих живых артистов.» … 


… В общем-то, времени до отплытия оказалось даже меньше, чем я предположил. Я успел только пройти по коридору средней палубы (много времени ушло на изучение фотографий театра и кукол, украшающих вестибюль) и выбраться на солнечную палубу – оттуда открывался самый отличный вид на набережную и Северный речной вокзал. При отплытии всегда стараюсь быть на палубе, не знаю, но момент отчаливания для меня такой же знаковый, как и перешагивание порога теплохода – надо как можно настойчивее убедить мозг перейти в состояние релакса и созерцания. А для еще большей убедительности за несколько минут до отплытия был распечатан и ранее упомянутый полуштоф. 

московская кругосветка

Глава 1, часть 3

встреча в ресторане

В 12-30 раздались фанфары, и «Сергей Образцов», отдав швартовы, отправился в путешествие. «Московская кругосветка» началась!

Одновременно с нами отчалил четырехпалубный «Георгий Жуков», но его ждал короткий трехдневный рейс до Углича и обратно. Значит, шлюзоваться по каналу будем вместе.

С самого утра небо вело себя крайне ненадежно, того и гляди могло прослезиться дождиком непредсказуемой плотности. Однако, пока что нам везло, наш «пузырь» ловко уворачивался от проливающихся тучек.

Час прошел быстро и интересно за изучением теплохода. В носу нижней палубы расположился детский клуб. Судя по количеству детворы, постоянных посетителей у него будет достаточно. В кормах главной и средней палубы расположились рестораны. Причем на главной палубе он мне показался просторнее. В ресторане на средней палубе, к которой была прикреплена и наша каюта, располагался и единственный бар на теплоходе. Интересно будет увидеть, как будет он совмещать свою работу с ресторанным графиком.

Солнечная палуба была «солнечной» в прямом смысле этого слова: полностью открыта и отданная во власть погоды, насыщена шезлонгами и стульями.  

На этом с общественными местами, пожалуй, все. Самым необычным конструкторским решением можно назвать широкий коридор в носовой части главной палубы, адаптированный под подобие конференц-зала. Здесь прошло вступительное слово администрации круиза сразу после отплытия с приветственным бокалом шампанского, и здесь же предполагалось проведение культурно-развлекательной программы по ходу круиза.

Но бОльшую часть времени я провел за изучением названий кают. Наша «Снегуркина школа» была еще не самым необычным названием. Под номером 25 значились апартаменты Бармалея, а в 26-ой каюте проживал Соловей-разбойник. Вечером одному тут лучше не проходить. Полный же список «имен» кают можно посмотреть на страничке теплохода на сайте.

Так, за изучением названием кают, время незаметно долетело до обеда. Тут надо сделать паузу и отдельно отдать должное изобретательности команде теплохода: приглашение на обед прозвучало просто «бомбически» (как потом выяснилось, приглашения на завтрак и ужин были выдержаны в том же стиле). Передать словами мне трудно, но в отличие от всех других теплоходов, на которых мне приходилось бывать ранее, где на обед приглашал радиоведущий, на «Образцове» эта была целая песня по мотивам известных мультипликационных песен (мне так показалось). Главная цель достигалась стопроцентно: пропустить объявление было невозможно, но опоздать в ресторан можно было запросто, просто желая дослушать песню-приглашение до конца.

К нашему столику мы подошли первыми. В этом есть свой плюс, особенно при первом посещении ресторана – есть возможность выбрать места за столиком. Все столики в ресторане на средней палубе, в том числе и наш, были на шесть персон, и по мере наполнения ресторана пассажирами стало понятно, что столики расположены достаточно плотно друг к другу. Вероятно, чтобы уложиться в одну смену питания, пришлось пожертвовать пространством.

Почти одновременно к нашему столику подошли две пары, одна на вид нашего возраста, другая чуть старше. И та, которая чуть старше, показалась мне знакомой. Точно, это были те самые туристы, чей большой желтый чемодан мы спасали при посадке…

 

 
…Конфуз на трапе очень смутил и разволновал Петра Сергеевича. Что самое неприятное, он предвидел, что такое могло случиться, но все равно решил не перенести чемодан, а перевезти его, и, в итоге, ожидаемо позорно застрял в нелепой позе. Ему хотелось, как можно скорее ретироваться от любопытных взглядов встречающих туристов сотрудников круизной команды, по этой причине он какой-то скороговоркой отшутился на стойке регистрации и, подхватив «вредный» чемодан, поспешил за супругой, которая уже поднималась выше по крутому трапу.

Каюта у четы Прилуцких значилась под номером четыре. Это было в носу средней палубы прямо перед читальным салоном по правому борту. «Щелкунчик! - прочитал Петр Сергеевич на двери под табличкой с цифрой, – Однако, неожиданно».

Время до обеда туристы провели в каюте сортируя вещи и настраиваясь на грядущее путешествие. Ровно в тринадцать тридцать по внутрисудовому радио прогремела ритмичная и веселая песенка про обед, вкусный обед, но ожидавшегося традиционного приглашения не последовало. Подождав еще минуты три, пассажиры каюты «Щелкунчик» решили форсировать ситуацию и самостоятельно выдвинулись к ресторану.

Который, к их удивлению, оказался уже почти весь заполнен. Протиснувшись по лабиринту между стульями, чета Прилуцких добралась до своего стола. За столом оказались все те же участники спасения чемодана, которые представились как Денис и Ирина, и еще одна пара примерно того же возраста – Леонид и Ольга.

- Петр, Светлана, - представил Петр Сергеевич себя и свою супругу собравшимся за столом. – будем знакомы!

Для закрепления знакомства были подняты бокалы красного вина, предусмотрительно наполненные и ожидающие своего часа на столе перед каждым туристом.

Оставшееся время первого дня путешествия туристы провели преимущественно на палубе, лишь на некоторое время забравшись в музыкальный салон, когда там показывали документальный фильм про канал имени Москвы. Несколько раз Петр Сергеевич делал записи в небольшом блокноте.

История этого блокнота примечательна. Это была не книга, а скорее, сборник заметок, куда заносились какие-то мысли или наблюдения, возникшие спонтанно, но достойные того. Чтобы быть зафиксированными на бумаге. Впервые такой блокнот появился у Прилуцкого еще в старшей школе – за неимением фотоаппарата для сохранения в памяти каких-то особенно интересных моментов. Будучи студентом, а еще больше в начале своей трудовой деятельности, Петру Сергеевичу приходилось часто разъезжать по просторам нашей страны. И из каждой поездки он привозил заполненными несколько страниц.

Иногда, когда на мужчину накатывала романтическая ностальгия, он перечитывал свои записи за разные годы, улыбаясь нахлынувшим воспоминаниям. Сегодняшняя запись была посвящена наблюдениям за каналом.

«Канал поражает грандиозностью своей задумки. При всей спорности воздействия рукотворных водохранилищ на экологию, охватывает гордость за инженерную мысль, разработавшую подобный проект. В самых узких местах ширина канала едва превышает сотню метров. Теплоходы расходятся почти в притирку, и каждый раз восхищаюсь профессионализмом команды.
Для выравнивания уровней воды на всю длину канала спланировано шесть шлюзов. Наш теплоход идет в паре с «Георгием Жуковым» и заходит в шлюзы всегда вторым бортом. Не знаю от этого, или по какой другой причине, но швартуется наш теплоход всегда весьма решительно и настойчиво, будто бы протестуя против назойливого помещения его в узкие коридоры шлюза. Как птице нужно небо, так и теплоходу нужен простор, по этой причине каждый раз, прежде чем крепко притянуться швартовыми к причальной стенке, упрямый кораблик норовит высказать свое возмущение и оттолкнуться от берега всем своим бортом. Эта борьба не остается незамеченной у туристов, и при всякой такой швартовке кому-то из них, пьющий чай, не удается избежать риска его разлить.
Этого и добивается юркий теплоходик, после чего покорно дает сковать себя на некоторое время.» 

московская кругосветка

Глава 2.

Одуванчики и не только

С погодой повезло. Последние, оставшиеся с ночи, облака растаяли под его теплыми лучами, и природа наполнилась ярким, слепящим и заставляющим жмуриться светом.

«Сергей Образцов» спешил в Углич и перед завтраком должен был пройти Калязин. Я не мог упустить такой случай и не сфотографировать знаменую Калязинскую колокольню в таких хороших условиях. В предыдущие разы, когда мы проходили мимо этих мест, погода все время выпадала пасмурной.

Отличительным знаком приближения к Калязину выступает огромная параболическая антенна Калязинской радиоастрономической обсерватории. Монументальное и величественное сооружение поднимается над лесом и видно издалека, словно памятник неудержимой и всемогущей инженерной мысли человека. И если, например, Исаакиевский собор в Санкт-Петербурге поражает и восхищает своим величием и грандиозностью, то наблюдая это сооружение, скорее, пугаешься и цепенеешь от осознания его реальных размеров и конструкции.

Через какое-то время после того, как в поле зрения оказывается антенна обсерватории, становится видна и колокольня. На просторах интернета можно без труда найти и печальную историю самого Калязинско-Троицкого (Макарьевского) монастыря и того факта, что колокольня не подверглась разрушению и сохранилась, ставшего источником многих легенд и мифов, в которых не обошлось и без Божественного промысла.

Колокольню в прошлом году отреставрировали, и теперь своей кипенной белизной она выглядит особенно красочно на фоне синих оттенков воды и неба. Тем не менее, не смотря на всю ее красоту, остается какой-то грустный осадок. Эти два объекта, колокольня, как наследие времени прошлого, и обсерватория, символ времен будущего, вместе образуют такой, с моей точки зрения, нелепый и одновременно гротескный памятник сумасшедшему и технологичному XX веку: мол, мы построили плотины, развернули вспять реки, взяли от этой планеты все, что могли, и теперь наши взоры устремлены в далекий космос в поисках новых планет… для последующего освоения.

От такой грустной лирики меня отвлекло приглашение на завтрак. Как и презентованные вчера приглашения на обед и ужин, оно также было оформлено в энергичном и жизнеутверждающем стиле. Песня прозвучала уже привычно бравурно и громко, и мне даже показалось, что ее услышали и рыбачащие на лодках рыбаки, которые, не иначе, позавидовали туристам-путешественникам, отправляющимся на завтрак, как на праздник.
На всех парах мы промчали мимо Калязинской пристани, куда завернул шедший с нами от Северного речного вокзала «Жуков» - значит, у него там стоянка, и дальше мы пойдем в одиночку.

Ближе к 11 часам утра подошли к арке шлюза Угличской ГЭС. Готов поспорить, что это одно из самых ярких и запоминающихся из подобных архитектурных сооружений. Что ни говори, строили раньше всегда с творческим подходом, тем более объекты, которые должны были служить десятилетиями. Вот и ансамбль сооружений Угличской ГЭС, построенный в 1935 и пущенный в эксплуатацию в 1940, как раз из этой серии. Сколько раз проходил под этой аркой, а взгляд она все равно притягивает.

После шлюза Углич появляется всегда резко, неожиданно и сразу весь. Так случилось и в этот раз. «Образцов» лихо заложил правый поворот, точнее разворот, наподдал тяги дизелям так, что вырвавшееся на свободу облачко черного дыма на мгновение заволокло мерно идущего навстречу, только что отчалившего от пристани, огромного «Маленького принца».

- Ух ты, - невольно вырвалось у меня, - попался, голубчик. Четырехпалубный красавец, выдержанный в единой цветовой гамме теплоходов «Созвездия» (синий корпус, белая настройка), новый «премиум» теплоход, только что вышедший в круизы в этом году, торжественно был запечатлен на смартфон в нескольких ракурсах.

глава 2. продолжение

В Угличе редко когда не стоит какой-нибудь теплоход. Близость к Москве, делающая его доступным для формата «круиз выходного дня», а также, вероятно, самый плотный трафик пассажирских круизных теплоходов, не оставляют свободных дней в расписании судовых стоянок. Думая, городок против этого ничего не имеет, напротив, очень даже радушно встречает каждый прибывающий борт.

Вот и сегодня Углич встретил нас песнями, плясками и оживленным шумом, который обычно производит разновозрастная детвора. Как оказалось, 28 мая не простой день в календаре Русской Православной Церкви. В этот день (15 мая по старому стилю) в 1591 году в здешнем кремле погиб сын царя Иоанна IV Васильевича Грозного. В Русской Православной Церкви в этот день совершается память Небесного заступника всех страждущих детей, а потому 28 мая постепенно становится своего рода православным детским днем с центром в Угличе.

Как выяснилось, город приготовился к торжествам основательно. Повсюду на центральных площадях и на территории Угличского кремля проходили в честь этого события всевозможные детские творческие конкурсы и состязания. Оттого детворы вокруг было огромное количество и звон стоял неимоверный.

Но, то ли повод был значимый, то ли майское солнышко окрыляло и настраивало на какой-то душевный подъем, звон этот не раздражал, а, наоборот, радовал и наполнял энергией. Чудесные ощущения.

Так как мы в Угличе уже не в первый раз, из всех предлагаемых операторами экскурсий неизведанной для нас оставалась только экскурсия на Угличскую ГЭС. Ее мы и выбрали в этом году в рамках «Московской кругосветки» на «Сергее Образцове». Гид, увлекшись рассказами про городской праздник, теперь торопил нас дальше в сторону плотины. Все обочины вдоль улицы, по которой мы шли, были усеяны одуванчиками, которые тысячей маленьких солнышек словно передразнивали полуденное солнце. Но оно, будто, было и не против, играя бликами лучиков на их маленьких и нежных листочках…



… С погодой не повезло. Утром в Угличе небо очистилось и, казалось, пора ненастья осталась позади, но к вечеру небо заволокло тучами, и к моменту, когда теплоход пришвартовался в Мышкине, пошел дождик. Сначала несильный, и от этого многочисленные торговцы, предлагающие свой товар на пристани города, не спешили расходиться.

На Мышкин у Петра Сергеевича были особые планы. Во-первых, тут он всегда брал орехи в меду. Особенно ему нравилось ассорти грецких и фундука. Мед был не густой, тягучий и прозрачный, а орехи, сохраняя форму и вкус, в то же время размягчались и при разжевывании превращались в одновременно терпкую и сладкую массу, которая радовала язык разнообразием оттенков вкусов. Особенно хорошо ложечка такого десерта заходила вместе с чашечкой утреннего кофе.

Ожидание оправдалось, продавец желанного лакомства не испугалась непогоды и была на посту. «Изумительно! То, что надо!» - предвкушал Прилуцкий, пряча заветную покупку в карман куртки.

Огромный рыбный базар Петр Сергеевич прошел быстрым шагом, не останавливаясь. Выбор тут, как всегда, был огромный, но то ли оттого, что мужчина ничего не понимал в рыбе, что казалось странным его коллегам по работе, то ли оттого, что он в принципе не доверял подобным продуктовым развалам, это место его не цепляло. Чего нельзя было сказать о других туристах с теплохода, которые уже бурной гурьбой что-то выбирали и шумно торговались.

Помимо орехов в меде у Петра Сергеевича в Мышкине была другая цель. В прошлый раз, будучи в городе, он вместе с супругой присмотрел один магазинчик, торгующий всевозможным льняным текстилем, и загорелся идеей обновить свой гардероб некоторой подобной вещью. Но тогда нехватка времени не позволила планам сбыться.

Сегодня времени было много. Путешественники решили не идти на экскурсию отчасти от того, что уже бывали в этом городке, отчасти, опасаясь дождика, который, в условиях исключительно пешей формы экскурсии, грозил сделать таковую некомфортной. Немного задержавшись у ярко-блестящей элегантной ГАЗ-21, непонятно откуда взявшейся на серой пристани Мышкина, туристы отправились на поиски магазина.

Гром грянул резко и неожиданно громко. Небо лопнуло и разверзлось сильнейшим ливнем. Прилуцкие еле успели укрыться под навесом какого-то подъезда. Минуту спустя воздух снова взорвался грохотом, и, как будто это была такая своеобразная команда, к дождю добавился град. Козырек подъезда уже не спасал, и путешественникам пришлось зайти внутрь. Глядя через открытую дверь подъезда на разыгравшуюся стихию, Петр Сергеевич достал свой походный дневник, и через минуту в нем появилась очередная запись.

"Летняя гроза мощная и бесшабашная. Потоки воды, падающие на землю, моментально образуют сначала ручейки, а минуту спустя целые реки, которые, влекомые неведомой силой, превращаются в бурный поток. Деревья гнутся под натиском шквального ветра, сопротивляясь стихии, но вновь гордо выпрямляются во весь свой рост. Листья, напитавшиеся влагой, уже не могут сдерживать капли, и струи дождя, словно сквозь решето, проходят через кроны зеленых великанов.

Почва напивается долгожданной водой жадными глотками, постепенно пресыщаясь и захлебываясь, отчего появляются лужи, которые с каждой секундой становятся все больше и больше. То тут, то там они начинают «кипеть» сотнями пузырьков: дождевые капли просто вбивают воздух в толщу воды, и он судорожно старается вырваться обратно на волю.

И вот, когда все вокруг за считанные минуты уходит под воду, вода поглощает практически все пространство, и кажется, что наступает «всемирный» потоп, все резко заканчивается. Раз, и дождь кончился. Щелчок чьего-то невидимого пальца, и тучи развалились, словно их и не было никогда на небе, выглянуло солнце. И вновь наступило лето. Прямо мистика. Или, волшебство."

Также, как по волшебству, случилось и в городе Мышкине 28 мая ближе к пяти часам вечера. Начавшийся неожиданно и затопивший улицы дождь с градом оборвался минут через десять. Шум рушащихся с неба льдинок сменился сначала тишиной, затем сначала робким, а потом все набирающим силу заливистым пением пернатых.

Петр Сергеевич вместе с супругой благополучно добрались до заветной цели. Время позволяло спокойно выбрать и померить все, что хотелось. «В общем-то, все сложилось, как и планировалось, не смотря на стихию. - уже вечером, переодевшись в новый льняной джемпер, Прилуцкий записал в свой походный блокнот очередную запись. – Медово-ореховая смесь, как всегда, бесподобна» …

… Мышкин наполнился специфическим и успокаивающим запахом: так пахнут весенняя земля, наполненная влагой, да свежая зелень деревьев, умытая дождем. Хорошо бы распогодилось, на завтрашний день также запланировано две стоянки – в Ярославле и в Костроме.

московская кругосветка

Глава 3. часть 1.

город с медведем на гербе

Наступающее воскресенье 29 мая обещало стать длинным и богатым на события. Но обо всем по порядку.

Во-первых, этой ночью мы замерзли. С вечера решили оставить открытым окошко на ночь, чтобы свежий речной бриз приятной прохладой навеивал добрые и приятные сны, однако под утро этот бриз выстудил каюту до откровенно мартовской свежести. Сны перешли в фазу тревоги и беспокойства, начинать день пришлось раньше, чем планировалось.

Вообще, этот май наверняка побьет какой-нибудь рекорд, как один из самых холодных – когда я вышел на палубу в седьмом часу утра, дыхание сопровождалось плотным паром. Круг по средней палубе позволил сделать два открытия:

  • мы уже стояли у пристани Ярославля (что было намного раньше запланированного прибытия расписанием);
  • окно в читальный салон было открыто настежь и оттуда реально тянуло уверенным теплом. Пришлось даже остановиться и вернуться, чтобы убедиться, что мне это не показалось.

Определенно, у «Петрушки» (под таким названием работал читальный/музыкальный салон) работала сказочная «петрушкина печка», которую не мешало бы адаптировать и для «снегуркиной школы». Любопытство понять источник тепла победил желание выйти на берег, и я отправился в музыкальный салон на разведку.

Все оказалось банально просто и поразительно одновременно. В читальном салоне работало отопление, классическое водяное отопление, строительством и ремонтом которого я занимаюсь последние почти 30 лет своей жизни. Это открытие необходимо было проверить в каюте, потому как еще позавчера я обратил внимание на наличие под окнами перекрытых радиаторов.

Секунда потребовалась, чтобы открыть краны, еще двадцать, чтобы ощутить процесс нагрева радиаторов. Гениально. Централизованная система отопления на теплоходе, это лучшее решение для обогрева помещения. Что не говори, сплит-система в режиме нагрева экстремально сушит воздух, а система центрального кондиционирования, смонтированная в четырехпалубных 301 или 302 проектов, та еще инженерная "находка". Признаюсь, когда мы ходили в октябре 2019 года в Тверь, нагреть такой системой каюту до комфортной температуры так и не получилось. Правда, возможно, это было особенностью только одного доставшегося нам теплохода.

Оставив супругу испытывать эффективность водяного отопления, я вновь отправился на палубу. Вчерашний дождь, накрывший нас в Мышкине, был где-то рядом в зоне видимости, лишь чудом не проливаясь прямо над теплоходом. Из-за этого утренний Ярославль выглядел мрачным и неприветливым. Но при этом манящим. Последний раз мы тут были уже в далеком 2003 году, и с тех пор, судя по фотографиям в интернете, город значительно преобразился.  

Выходить на берег времени уже не хватало, с минуты на минуту нас должны были безбашенной песнью пригласить на завтрак. В общем-то, раннее прибытие было даже на руку. Можно было не суетиться при формировании экскурсионных групп. 

Которых предполагалось аж целых три. Надо отдать должное круизной команде – экскурсий предлагалось много. Сегодня и в Ярославле, и в Костроме предусматривалось по три маршрута. Например, из трех автобусно-пешеходных Ярославских:

  • Ярославль – город легенд;
  • Эмалис;
  • Приглашаем Вас в кино,
мы выбрали вторую. Неизвестное слово, за которым скрывалось целое отдельное направление в ремесленном искусстве, нас заинтриговало. Тем более, туристов соблазняли участием в интерактивном мастер-классе. Как такое пропустить?! 

Завтрак прошел в предвкушении освоения новых навыков под начавший-таки накрапывать дождик. Испугать нас он не мог по определению – вооружившись зонтиками и экскурсионной гарнитурой, мы отправились в путь.

Экскурсия по Ярославлю под названием «Эмалис» строилась из двух частей. Первая часть была посвящена Международному центру творческому «Эмалис» https://emalis.org/главная/. Созданный в 90-х, сегодня он является международным центром притяжения всех увлеченных росписью эмалью. Большой выставочный архив работ истинно впечатляет и наглядно демонстрирует возможности данного ремесла. В ходе мастер-класса все желающие делают реальную поделку – раскрашивают эмалью медную основу. Естественно, мы тоже поучаствовали. Задуманный изначально кораблик в итоге воплотился в весьма авангардном образе, но зато изготовленным собственными руками. В завершение, согласно традиционной технологии, заготовку запекли в устрашающей жар-печке и выдали авторам на память. Получилось интересно.

Вторая часть прошла в классическом стиле автобусной обзорной экскурсии, традиционно закончившейся у знаменитой Церкви Илии Пророка, являющейся настоящей визитной карточкой Ярославля. На парк «Стрелка», которым заполнены видовые фотографии Ярославля, времени уже не хватало, нам удалось посмотреть на него с высоты смотровой площадки у Успенского собора.

Предоставленное свободное время мы решили потрать на пешую прогулку по городу. Тем более, что хулиганистый дождик наконец-то отстал от Ярославских улиц, переключившись на Тверицкий бор за Волгой, подставив улицу Советскую неожиданно выглянувшему солнышку. По ней мы и решили прогуляться этим воскресным утром 29 мая, постигая архитектуру столицы ярославской области, слепящую искрами солнечных бликов в каплях прошедшего дождика на крышах домов.

Не обошлось, правда, без небольшой нервотрепки. Каким-то нелепым образом мы почти опоздали на теплоход, загрузившись на борт за пятнадцать минут до отправления. Во всем виноватым оказался забор, которым огорожен выход на набережную. Когда мы отправлялись на экскурсию, ворота были открыты, а когда вернулись пешком, они оказались запертыми. Пришлось обегать здание речного вокзала в поисках единственного открытого выхода к причальной стенке, но в итоге все закончилось успешно, и в нужное время мы уже были на палубе, готовясь помахать на прощание славному Ярославлю. Победить легкий стресс и вернуться в состояние расслабленного покоя помог вышеупомянутый полуштоф, который неожиданно при этом опустел. Право, объяснить подобную скоропостижность могу исключительно располагающей атмосферой и комфортом круизного ритма.

Надолго задержаться на палубе не получилось. Увидев отплывающий теплоход, попутчик-дождь бросил дразнить гуляющих по бору ярославцев и взялся за кораблик, загнав пассажиров внутрь. А внутри было хорошо. Горячие батареи вернули в каюту тепло, а с ним и уют, пришлось даже снова перекрыть систему. Все-таки, ура «Образцову» за работающую систему отопления. На теплоходе и посреди лета может случиться так, что потребуется не охлаждать каюту, а нагревать. Здесь с этим проблем гарантированно не будет… 


…. В Ярославле Прилуцкие бывали часто, отчего на экскурсию не пошли, а лишь прогулялись пешком по знакомым местам, поддаваясь приятным воспоминаниям, сравнивая их с произошедшими с городом изменениями. Что-то поменялось, что-то осталось прежним. Например, неизменным осталась красная «Scania – Вятский экспресс», одиноко стоящая у памятника Некрасову на Первомайской.

Поднявшись по Волжскому бульвару от речного вокзала, парочка подалась дальше по Бульвару Первомайскому. Первой целью прогулки была белоснежная Знаменская башня. Каждый раз бывая в Ярославле, Петр Сергеевич приходил к башне и притрагивался к ее каменной стене. Он чувствовал, что заряжается от нее какой-то вековой энергетикой. Отметившая в 2019 году свое 360-летие, башня пережила на своем веку достаточно поворотных событий, повидала персонажей, создающих историю, и слышала несколько важных секретных разговоров. Кладя ладонь на стену, Прилуцкий ловил вибрацию самой Истории, отчего на секунды ощущал себя свидетелем всех тех событий. И эти ощущения окрыляли мужчину и наполняли какой-то необычной исполинской энергией.

После башни план был пройти дальше по Первомайской до музея-заповедника и, если позволит время, забраться на звонницу и сделать оттуда памятное селфи.

В походном же блокноте Петр Сергеевич решил запись от 29 мая полностью посвятить меню ресторана теплохода:

«Завтрак радует и заряжает бодростью на день грядущий. Еще до прихода туристов на столе стоит гастрономическая тарелка. Взгляд притягивают несколько сортов сыра и колбасы. Два вида сыра сливочного нарезаны тончайшими ломтиками, идеально подходящими для бутерброда, или же просто для лакомства. Третьим сортом лежит долька сыра копченого идеальной толщины. Он хорош просто так, на вкус мягок и тает прямо на языке. Рядом с ломтиками сырными лежит нарезка колбасная. Здесь на выбор долька копченой, в меру острой и оптимальной по сочности. Дополняет тарелку половинка ломтика вареной. Эта точно под бутерброд.

Радом с гастрономией на отдельном блюдце фасованные в брикетах сливочное масло и мед. В центре стола плетеная корзинка с булочками. Булочки свежайшие, местной кухни выпечки, с хрустящей корочкой и еще теплой сердцевиной. В корзинке их шесть по числу персон за столом, отдельный нож предназначен для масла, им же предполагается работа со сдобой.

Сервировка классическая, скорее ближе к английской, нежели к французской, есть бокал для воды, а бокал для вина уже наполнен соком. Альтернативой соку выступает стаканчик йогурта. Так случилось, что йогурт сегодня только у меня. Но это, как говорится, дело вкуса.

По мере опустошения гастрономии, официант приносит блюдо основное. Сегодня на выбор каша рисовая на натуральном молоке или котлета куриная с капустой тушеной на гарнир. Все свежайшее и горячее: каша радует легким парком и запахом горячего молока. Душевно, по сладости то, что нужно.

Завершают завтрак чай и кофе, заваренные в судовых кофейниках.

Музыка на фоне негромкого гула переговаривающихся и что-то обсуждающих посетителей ресторана аппетиту не мешает, а, наоборот, способствует размеренности процесса…»

московская кругосветка

Глава 3. часть 2.

дом построить - кому мука, кому наука

Из записи путевого блокнота за 29 мая.

«Обед проходит торжественно и несколько медлительно.

До прихода туриста на стол выставляется салат. Сегодня это салат «Фаттуш» из арабской кухни, слегка адаптированный под наши широты. Классическая нарезка из помидоров, огурцов, редиски и лука разбавляется легкой остринкой болгарского перца. Особый колорит вкусу добавляют кусочки лаваша, смоченные лимонным соком. Довершает вкусовую палитру чуть ощущаемый намек на свежесть мяты. В отдельной специальной чашечке, как и положено, порция оливкового масла.

В качестве первого блюда в сегодняшнем меню ресторан предложил на выбор пельмени в бульоне или суп-крем из грибов. В силу своей необъяснимой любви к пельменям во всяком их проявлении, я выбрал первый вариант. Бульон наваристый, даже немного жирный, какой и положен для «пельмешек», а те, в свою очередь, классических размеров и, однозначно, «самолепные».

С горячим блюдом выбор был сложнее. На стол подавали свинину «Пикантную» с фасолью красной, тушеной с овощами, медальоны из рыбы с грибами с омлетом и капустой брокколи, а также кабачки, фаршированные овощами. Надо отдать должное, оформление блюд соответствует ресторанным стандартам, все выглядит красивым и безумно вкусным. По причине того, что вчерашним обедом я пробовал вариант из рыбы, сегодня я остановился на мясном горячем. «Пикантная» горяча, что выдает поднимающаяся струйка пара, и очень сочная до того, что капельки сока отражают блики ресторанного освещения. Податлива при резке и в то же время не разваливается и слегка упруга. Набор специй, которые я с трудом смог бы различить, делают вкус нежнейшим, с чуть уловимой горчинкой. Вот уж действительно пикантный вкус.

Не обходится и без десерта. Сегодня – яблоко, запеченное с медом. Прелестно.

Блюда прекрасно сбалансированы, нет чувства тяжести и обволакивающей сонливости, напротив, появляется желание использовать полученный заряд энергией на активное времяпрепровождение»… 


… Дождик решил остаться в Ярославле, уж очень понравился ему этот город с медведем на гербе. Каким бы странным не казалось совпадение, есть еще один город с таким же гербом с медведем – Берлин. Но при ближайшем рассмотрении косолапые не идут ни в какое сравнение – их зверюга какой-то дико агрессивный, а наш мишка добродушный, но справедливый, что дополнительно подчеркивается секирой на наперевес. 

Но вернемся к «Образцову». Теплоход бежал вниз по Волге, пассажиры в баре потягивали коктейли, тучи на небе все сильнее прореживались, а солнце выглядывало все чаще. Дошло до того, что в Кострому мы пришли прямо-таки ясным солнечным летним деньком.

Когда после долгого перерыва с 2003 года я в 2020-м я вновь оказался в Костроме, признаюсь, абсолютно не узнал ее набережную. Не то, чтобы она как-то неузнаваемо изменилась, просто ожидалось что-то наравне с берегом Нижнего или того же Ярославля. А тут все уж очень скромно и просто. Я и понял-то, что это Кострома только по маковкам Ипатьевского монастыря, блестящим в солнечных лучах в устье реки Костромы.

В прошлый раз город не впечатлил. Не знаю по какой причине, но почему-то осталось ощущение уж совсем провинциального поселения. Осознавая, что подобного образа никак не достоин этот областной центр с его богатейшей историей и связанными с ним событиями, в этот раз мы выбрали немного другую экскурсию, а именно в музей деревянного зодчества с заездом в Богоявленско-Анастасиин монастырь.

И не ошиблись. Начну с монастыря – место оказалось удивительное. Как так получилось, что раньше нас сюда не привозили, не могу объяснить, но теперь считаю, что туристам, особенно интересующимся историей, надо обязательно его показывать.

Во-первых, магнитом притягивает внимание цветовое решение. Впервые увидел черные купола и черную кровлю над кипенно-белыми стенами собора. На фоне голубого неба выглядит особенно торжественно и трагически сурово.

Во-вторых, в главном храме монастыря Соборе Богоявления Господня хранится истинная реликвия русской православной веры Феодоровская икона Богородицы, родовая икона рода Романовых. Судьба этого чудотворного образа неразрывно связана с судьбой самой России. Считавшаяся потерянной после разорения войсками Батыя нижегородского Городца, в 1239 она была обнаружена костромским князем Василием Георгиевичем. В 1272 году, когда Костроме грозило полное разорение от подошедших к городу вражеских войск, костромской князь, взяв с собой икону, выступил против татар, и «пораженные необыкновенным сиянием святого образа, подобно огню пожигавшим их полчища», враги в страхе разбежались. Четыре века спустя, в 1613 году под ликом Феодоровской иконы Божьей Матери был возведен на престол Михаил Федорович Романов.

Знаете, когда осознаешь, что перед тобой творение, которое не просто свидетель тех далеких времен, а непосредственный участник поворотных событий в истории страны, по телу невольно пробегает дрожь. Очень необычные и, странная ассоциация приходит на ум, но тем не менее, окрыляющие ощущения.

И в-третьих, архитектурная композиция монастыря и Собора таковы, что в сам Собор можно попасть по крытой галерее прямо с улицы, не заходя в монастырское подворье. Получается, по многим параметрам Богоявленско-Анастасиин монастырь уникальный объект, и мы были очень благодарны гиду, что решил привезти нас именно в это место.

После монастыря мы направились, собственно, в сам музей деревянного творчества. Проехав через половину города Костромы, мы пересекли реку Кострому, посигналили Ипатьевскому монастырю, проезжая под его могучими древними стенами, и прямиком уперлись в ворота Костромской слободы, Костромского архитектурно-этнографического и ландшафтного музея-заповедника.

Здесь, как никогда, я убедился в истине, что всякая экскурсия делается в первую очередь гидом-экскурсоводом. Который может и про настоящий шедевр рассказать так, что соскучишься, и про, казалось бы, обычный русский крестьянский деревянный дом такие подробности и тонкости выдать, что заслушаешься и подивишься тонкостям ремесла домостроительства.

Слобода оказалась очень живописным музеем под открытым небом. На самом деле, в подобных музеях мы побывали уже в нескольких – в Козьмодемьянске, Кижах, Мандрогах. Теперь в Костроме. И каждая экспозиция интересна по- своему не только экспонатами, но и рассказом о них.

В сегодняшнем рассказе повествование гида как-то плавно с архитектурных нюансов строений перешло к самим принципам древнего домостроения: какой лес выбрать, как место для дома подобрать, без каких традиций не обходилось не одно домостроение, и из каких ремесленников собиралась строительная артель. Между туристами группы и гидом завязалась оживленная дискуссия, прерывающаяся резкими удивленными вскриками местных чаек, которые никак не могли дождаться, когда же наконец все уйдут из их владений.

Мы и вправду задержались. Будучи последней на сегодня группой, мы покинули Костромскую слободу вместе с сотрудниками и выдвинулись в сторону теплохода. Но на пути должны были заехать еще в одно место: гид-экскурсовод, почувствовав в нас в слободе родственную душу, решила завезти нас в небольшой магазинчик, где мы могли запастись знатными вкусностями местного производства.

Да, друзья. Как говорится, адрес я не запомнил, но, проезжая мимо, узнаю. Это был не просто магазинчик, а целая ярмарка. Уже в конце экскурсии, покидая автобус и благодаря нашего проводника, пакет с покупками за ручки нести не получалось, пришлось поддерживать за дно. А в пакете том отправлялся на борт «Сергея Образцова» следующий джентельменский набор «костромских сувениров»:

  • пиво «Пшеничное»; любителям светлого настойчиво рекомендуется, мне очень понравилось. Невзрачная ни вид этикетка скрывает очень достойный вкус;
  • соль черная (в разных фасовках для себя и «в подарок»). С этим продуктом мы познакомились в прошлый раз, оптимально для соления салатов из свежих овощей, так что сегодня взяли ее побольше;
  • сбитень разномастный в бутылочной фасовке. Ситуация, аналогичная черной соли. В 2020 году мы взяли на пробу одну бутылочку (добавленный в чай, изумительнейшим образом украшает его вкус). В этот раз от предлагаемого выбора глаза просто разбежались. Понимая, что все виды купить невозможно, остановились на трех самых вкусно звучащих;
  • сыр «Малыш с пажитником»; кто любит сыр, берите, не пожалеете. Супруга в восторге, настаивает специально еще раз съездить в Кострому именно за этим сыром;
  • пряники классические и с начинками, больше «в подарок» (предполагалось изначально), меньше «так, пожевать» за чашечкой чая на борту; забегая вперед, признаюсь, что до Южного речного порта из пряников не добрался ни один;
  • две банки варенья с шишками; еще один деликатес, опробованный нами где-то раньше, но обнаруженное здесь просто не могло быть не приобретенным.
Экскурсия закончилась под стать под завершение стоянки, и приняв нас на борт, «Образцов» стал предупреждать о скором предстоящем отправлении дальше в путь.

Вот теперь все встало на свои места относительно впечатления от Костромы. Город обрел необходимый ореол одного из старейших на Руси, справедливо входящего в Золотое кольцо России. Появились и объекты, однозначно ассоциирующиеся с этим городом на Волге, а также душевный знатный магазин для приятных приобретений в качестве подарка и для себя в дорогу.

В половине девятого вечера, строго по расписанию «Сергей Образцов» отправился дальше. Завтра нас встретит Нижний Новгород, после чего начнется неизведанное – река Ока… 

Из записи путевого блокнота за 29 мая.

… «Ужин – самый спокойный и размеренный прием пищи. Уже не нужно никуда спешить, все экскурсии и задачи на день остались позади. Музыка играет чуть громче, официант курсирует чуть реже, и появляется бармен – в это время дня его востребованность резко увеличивается.

Весьма приятная опция ужина, которую я всецело поддерживаю, люблю и уважаю, возможность заказать аперитив. Он одинаковый каждый день – бокал красного или белого вина, рюмка водки или кружка пива. Продегустировав в первые два вечера варианты вина, сегодня настала очередь продукта рюмочного. Полагаю, на ней я остановлюсь до конца круиза, потому как к вину я отношусь спокойно, а для пива требуется несколько другая обстановка и не такой, я бы сказал, формат закуски.

По заведенной традиции вместе с напитком подается и салат. Нынешним вечером нас удивляют салатом из яблок и сельдерея под «Универсальной» заправкой и сельдь под шубой. Прямо-таки, день соблазнов, ведь после пельменей вторым блюдом, которое я могу съесть всегда, это сельдь под шубой. Сегодняшний вариант играет вкусами по-своему – все определяет степень солености селедки. В сегодняшнем блюде от шефа «Образцова» селедка просто «ум отъешь», нежнейшая и с еле ощущаемой, где-то уже в послевкусии, соленостью.

На горячее сегодня предлагают пасту «Карбонаро», чахохбили из курицы с обжаренным вареным картофелем и зразы морковные с творогом. Выбрал второе – мясо превосходно, а вареная картошка «в мундире» из хрустящей корочки весьма оригинальна.

Завершает ужин, как и заведено, десерт – сегодня это пирожное из песочного теста или йогурт на выбор». 

московская кругосветка

Глава 4.

Путь укажет стрелка.

Есть одно интересное наблюдение, которым хочу сейчас поделиться. Самый длинный день в круизе – первый. Это именно по ощущениям течения времени. Этот день обычно начинается задолго до посадки на теплоход, возможно, как у нас, с предварительного переезда к месту отправления. За счет большого числа меняющихся локаций и происходящих событий, время как бы «растягивается», сегодняшнее утро в обед кажется каким-то далеким, а вечером и вовсе представляется вчерашним или даже позавчерашним.

И вот, уже ложась спать в первый день круиза, вспоминая все события, что произошли за день, оценивая сложившийся ритм, начинает казаться, что ожидающиеся впереди еще девять дней путешествия будут такими же насыщенными и длинными. Правда в том, что насыщенными они действительно будут, но их длина с каждым последующим утром будет становится все короче и короче. Часы каким-то мистическим образом начинают превращаться в минуты и однажды, взглянув на часы в семь часов вечера, ты невольно вскрикиваешь: «Да как так-то!?! Только что было утро, а сейчас уже вечер?!?»

Первый раз такой вскрик настигает туриста на экваторе путешествия. Если первая половина круиза, хоть и с ускорением, но все же еще идет, то вторая начинает просто бежать, приобретая, ближе к завершению, спринтерский темп.

Завтрашний день станет как раз срединным в нашем речном путешествии. Мысль об этом пришла мне в голову резко и неожиданно, пока я разглядывал через смотровое окно читального салона Борский мост через Волгу, к которому мы постепенно приближались. Углубиться в размышления о парадоксах времени я не успел – отвлек какой-то нереально громкий грохот с берега.

С правого борта, скрытая от фарватера длинным полуостровом вероятно искусственного происхождения, начиналась промышленная зона завода «Красное Сормово». Влекомый любопытством поглазеть на знаменитую на всю страну верфь, я покинул территорию «Петрушки» и отправился на борт.

То ли теплоход наш так виртуозно шел по фарватеру, то ли местный ландшафт так умело использован, но увидеть мне удалось только название завода, все остальное осталось скрытым. Намного больший интерес вызвала грузовая «посудина» чересчур странной формы. Вверх по течению мимо «Образцова», словно огромный речной змей, тихо прошелестел «Капитан Юров», своей конструкцией явно предназначенный не для волжских просторов...


… Петр Сергеевич пребывал в приподнятом настроении с самого утра. Начать с того, что встал он сегодня непривычно для себя рано. Не желая тратить время на все равно бесполезное желание еще поспать, с первыми лучами солнца Прилуцкий вышел на палубу.

Утро было прекрасно тихим. Легкий туман поднимался над мелководьем вдоль берегов, редея ближе к фарватеру. Волга здесь была широкой, до Городецких шлюзов было еще далеко, теплоход бежал вниз по Волге по водохранилищу, порожденному Нижегородской ГЭС.

Петр Сергеевич бродил по палубе, вдыхая свежий утренний воздух и кутаясь в походную ветровку, пока не застал просто картинный мистический пейзаж. Прилуцкий замер на месте, пораженный увиденной картиной: теплоход проплывал достаточно близко к берегу, но так, что туман скрывал непосредственно береговую кромку. В какой-то момент из облака прямо перед взглядом Прилуцкого проявились купола разрушенной церкви. Что за село, понять было невозможно, сам берег скрывала пелена тумана, а как бы между небом и землей проявилось здание заброшенного храма. Сами стены были обветшалые, поросшие плесенью с отлетевшей плешивой штукатуркой, но деревянная кладка куполов сохранилась хорошо. Без крестов, словно призрак ушедшего времени, купола проплывали в туманном облаке.

Старые мастера знали толк в дереве. Вероятно, купола покрылись капельками росы, потому как они отдавали каким-то сталистым блеском. На облупленных закомарах и таких же световых барабанах старого православного храма такие купола без крестов смотрелись особенно величественно печально. Из-за тумана складывалось полное впечатление, что верхняя часть церкви парит между небом и землей.

«Купола, купола в небо взмыли шатрами, золотыми крестами к Солнцу вверх поднялись», - само собой сложились слова в голове у Прилуцкого. Крестов не было, но ведь можно было представить, что они просто были сокрыты от взоров туманом. Петр Сергеевич сам подивился произведенным эффектом, и после того, как старая церковь скрылась позади, пошел дальше по палубе, но уже более медленным шагом. Сочиненная строчка не выходила из головы, и Прилуцкий понял, что его мозг не остановится, пока не придумает продолжение.

Еще через два круга появилась следующая строка: «Где еще есть страна, так богата церквями, что, взлетая над нами, устремляются ввысь.» … 


... Еще через какие-то минуты «Образцов», словно финишную ленту, пересек тень Борского моста и вошел в акваторию Нижнего Новгорода. На правом берегу потянулись жилые массивы, из-за которых огромным полукругом виднелась арена нижегородского футбольного стадиона, построенного к чемпионату мира по футболу. Архитектурное решение из отдельно стоящих вертикальных опор, создавало стадиону ощущение легкости и даже, на мой взгляд, визуально уменьшало его настоящие размеры. Вспомнилась чаша Волгоградского стадиона, также близко расположенная к берегу Волги, но она выглядела намного тяжеловеснее и массивнее. 

Остатки территории бывшего нижегородского порта, расположенного аккурат на стрелке Оки и Волги, были отведены под открытый парк, центральной композицией которого выступал Александро-Невский собор. Построенный в 1881 году, сегодня он заиграл совершенно по-новому. Причем дело даже не столько в его окрасе, хотя, на мой взгляд, он абсолютно необычный для православного храма, сколько именно в получившимся ансамбле собора, парка и памятника Александру Невского.

В сегодняшней предстоящей экскурсии мы должны были еще вернуться в этот парк, поэтому я отвлекся от Стрелки и сосредоточился на изучении волжской набережной приближающегося Нижнего Новгорода.

Чуть раньше по бортовому радио предупредили об изменении графика маршрута. Совершенно неожиданно возникла перспектива ночевки в Нижнем, вместо продвижения по Оке к стоянке в Павлово. Взамен пешеходной нам предложили автобусную экскурсию в этот город с последующим возвращением в Нижний. Сначала мы подумали, что это Павлово не дает нам стоянку по каким-то навигационным причинам, но потом выяснилось, что все дело в расписании раздвижных понтонных мостов на Оке: именно павловский мост пропустить нас мог только ночью, из-за чего остановка в этом городе теряла практический смысл.

Что же, это будет завтра, а сегодня посвятим время Нижнему. Тем более, ночная стоянка в городе всегда романтична. Можно пройти по ночной набережной, а она в каждом городе всегда креативно подсвечивается и всячески украшается. Последний раз, когда я ночевал у причала, было в далеком 1989 году, но это было уже в другой стране совсем с иными стандартами ландшафтного дизайна.

Да, в прошлом году, когда мы ходили в «Камское путешествие», мы ночевали на причале в Перми, но то не в счет. Во-первых, это было больше похоже на ночную экскурсию: бесспорно, оригинальная задумка посещения пещеры ночью, но Пермь мы так толком и не увидели. А, во-вторых, швартовку в восемь вечера, с отправлением следующим утром в девять утра, никак нельзя считать «по-честному» двухдневной стоянкой. 

Погода сегодня радовала. Вышедшее солнце позволяло рассчитывать на теплый день без напяливания курток и таскания c собой надевших уже зонтиков. Даже можно было решиться побаловать себя мороженым.

Отобедали на теплоходе и сразу же отправились изучать город. Круизная команда предлагала в Нижнем три автобусных экскурсии: «Обзорная + Дом Кашириных», «Обзорная + Дом Рукавишникова» и «Тематическая обзорная - «В главной роли Нижний Новгород». Мы выбрали последнюю – по местам в городе, которые «засветились» в различных отечественных кинолентах и сериалах.

Возможно, идея была бы и интересная, но, откровенно говоря, подкачал экскурсовод. Рассказ был какой-то монотонный, невнятный и неинтересный, рассказывали про сериалы, про которые мы и не слышали, не то, чтобы смотрели. Поэтому, в процессе движения автобуса мы переключились на самостоятельную обзорную экскурсию. В общем-то, по основным местам нас провезли: у памятника Чкалову мы побывали, со смотровой площадки посмотрели, вдоль башен нижегородского кремля прошли на пешеходную Большую Покровскую.

Классно, когда в городе делают пешеходную улицу, которая становится центром притяжения как самих жителей, так и гостей города. Тут всегда гарантированно можно найти массу интересных локаций для фото, да и просто пошагать среди магазинов со всякими «заманухами», сувенирных развалов и симпатичных кафе забегаловок. К тому же при всей похожести, в каждом городе такой променад интересен по-своему. И только в сравнении можно оценить «фишки» и нюансы каждого. Кстати, могу отметить, что некоторые такие пешеходные улицы ничуть не уступают столичным, а может быть даже и выглядят более выигрышно.

Тут же на Большой Покровской сегодня продолжил серию своих совместных фото со знаменитостями: к Михаилу Кругу в Твери и Евгению Леонову у Мосфильма, добавился Евгений Евстигнеев на Театральной площади Нижнего. Достойная компания собирается.

Еще один обязательный атрибут пешеходной зоны – уличные музыканты, чье пение или инструментальное соло периодически перекрывает гомон людской толпы, да так, что заставляет остановиться и заслушаться. Определенно, многие из таких талантов запросто могут иной раз заткнуть за пояс и некоторых медийных исполнителей.

Ожидаемо нас свозили за Оку к Собору Александра Невского. Парк тут еще совсем молодой, недавно посаженные деревья только-только начинают свой рост. Через несколько лет здесь должно быть уютно и волшебно.

На обратном пути все же попали в знакомую локацию – старое кирпичное здание мельницы Башкирова, которое служило убежищем главному герою сериала «Метод»: все сцены с этим зданием и Константином Хабенским снимались именно здесь. Честно говоря, не впечатлило – место мрачное и пустынное, в самый раз готовый павильон для съемок какого-нибудь трэш-контента...


… Петр Сергеевич решил проигнорировать экскурсию в Нижнем Новгороде. Вместо этого вместе с супругой они направились прокатиться по канатной дороге в заволжский район. Дорогу выбрали пешком, и половина пути до памятника «Катер Герой» прошла в обсуждениях вчерашних экскурсий по Ярославлю и Костроме.

Уже бреда неспешно по Александровскому саду, каждый задумался о своем, и Прилуцкий опять вернулся к своему стихотворению. Но муза не приходила и дальше одной, уже набившей оскомину строки, дело не шло. В конце концов, когда в конце Казанского съезда над зеленью парка стал показываться полумесяц Соборной мечети, мыли Петра Сергеевича вернулись на землю. Близилась посадочная станция нижегородского фуникулера.

Данное техническое сооружение интересовало Прилуцкого давно с самого своего запуска в 2012 году. Но прокатиться по нему шанса до сих пор не выпадало. Нижегородская канатная дорога является официальным обладателем одновременно российского и европейского рекорда по длине одного пролета над водной поверхностью – 861,21 метр. Сама по себе эта цифра уже производит впечатление, что говорить, когда ты воочию наблюдаешь другой берег практически в километре от себя, зависая между небом и землей.

Виды из кабинки открываются изумительными: город Бор, расположенный на левом берегу Волги, сам Нижний со своим кремлем-крепостью и безграничная гладь реки, распростертая под миниатюрным вагончиком фуникулера. Дух захватывает.

Поддавшись эмоциональному воздействию, мозг Петра Сергеевича заработал будто после адреналинового всплеска с удвоенной силой и выдал залпом следующее четверостишье. Чтобы ничего не упустить, пришлось срочно доставать карандаш и блокнот и писать практически на коленках: «Колокол отзвонит всех нужнее слова. Отворятся врата, зазывая людей, но не знает молитв любопытных толпа, и грустят купола по России теперь».

Почему именно такие слова складывались на бумаге, Петр Сергеевич объяснить не мог. Карандаш сам выводил буквы, едва успевая за движениями руки. Одно Прилуцкий осознавал четко – продолжение будет… 

Автобус, поплутав по узким и извилистым улицам старой части города, вернул нас как раз к ужину, время после которого нами было уже спланировано.

Вечером мы решили сами себе устроить экскурсию по кремлю, плавно переходящую в прогулку по ночному городу. Стартовали на автобусе, который от речного вокзала доставил до Дмитриевской башни кремля, оставшееся светлое время дня пробродили по его двору, увлекшись фотографированием сначала архитектуры и паркового хозяйства, а затем волшебным закатом с открытой смотровой площадки. Окружающие нас, возможно, нижегородцы, возможно, такие же туристы, вместе с нами наслаждались видами и каким-то нереально мягким теплом этого затяжного майского вечера, который всей своей атмосферой предвосхищал наступающее послезавтра лето.

Спустились уже затемно по Чкаловской лестнице. Конечно же, сделав массу селфи на каждом ее ярусе. По Нижневолжской набережной, лавируя между группами пешеходов и проносящимися взад-вперед на каких-то бесконечно разнообразных самодвижущихся средствах спортсменов-любителей. Неспешным ходом миновали памятник Петру Первому. Кстати, мне показалось, что он очень сильно походит на недавно открытый памятник ему же в Саратове.

Дойдя до здания речного вокзала, задержались, наблюдая подсветку Канавинского моста (в таком ракурсе, снова непроизвольное сравнение с Саратовом, он повторяет очертания нашего моста через Волгу), после чего, пройдя сквозь сквер имени Маркина, немного поднялись до Рождественской улицы и сделали еще один небольшой кружок до памятника Минину и Пожарскому. И уж тогда окончательно, получилось за полночь, вернулись на теплоход.

Дискотека на борту давно закончилась, и «Сергей Образцов» в тишине и полудреме, подсвеченный бортовыми огнями, отдыхал у причальной стенки. Можно, конечно, было и еще погулять по ночной набережной, полюбоваться подсветкой жилых домов, но организм требовал как можно скорее принять горизонтальное положение. Таймер шагов на часах обнулился, но я успел заметить, что за 20000 там уже перевалило.

Ореол романтичности и таинственности ночной швартовки полностью подтвердился. Классно, что по воле каких-то внешних сил, круиз подарил нам такую стоянку. Теперь, собственно, по-другому можно взглянуть на двухдневные стоянки в путевых городах теплоходов-лоукостеров, число которых увеличивается в круизном расписании год от года. Сначала, когда только появились такие круизы в расписании на 2022 год, меня озадачил девятидневный круиз из Саратова в Ростов-на-Дону и обратно. «Где там можно столько дней плыть?» - возник у меня резонный вопрос. Оказалось, все просто, расписанием предполагались двухдневная стоянка в Волгограде и аж трехдневная в Ростове. «Вот уж «напридумывали», теплоход превращается в гостиницу!?» - думал я. А теперь ловлю себя на мысли, что интересно было и попробовать оценить такое расписание. Не буду говорить за Волгоград, а в Ростове-на-Дону занять себя на три дня очень даже есть где.

По сути, у нас также получилась двухдневная стоянка в Нижнем Новгороде. Сегодняшний день был посвящен волжской его части, а завтра, начав с экскурсии в Павлово, что на Оке, начнется окская часть. После обеда «Сергей Образцов» отойдет от причала и в месте, что называется «Стрелкой», начнет свой путь вверх по течению Оки. Жду с нетерпением, там я еще не был.

«Кругосветка» постепенно достигает своего экватора. 

заказать тур
на главную